Верховный Суд РФ издал определение от 24.06.2019 по делу № 305-ЭС19-1106 (А40-14874/2018)

Верховный Суд РФ оценил допустимость расторжения договора техприсоединения к электрическим сетям третьей стороной договора, выполняющей функцию плательщика техприсоединения.
 
 
Основной вывод:
 
По общему правилу правом на односторонний отказ от договора технологического присоединения к электрическим сетям наделены только заказчик и исполнитель, но не третья сторона данного договора, взявшая на себя функцию плательщика услуг по техприсоединению.
 
Ключевые тезисы:
 
1. На правовую квалификацию договора технологического присоединения как договора возмездного оказания услуг и, как следствие, на право заказчика в соответствии с пунктом 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов указано в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2017 № 304-ЭС16-16246 по делу № А45-12261/2015, от 25.12.2017 № 305-ЭС17-11195 по делу № А40-205546/2016, в пункте 23 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1(2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.03.2018.
 
2. Суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что заказчик вправе отказаться от исполнения обязательств по договору на техприсоединение только при нарушении исполнителем сроков выполнения работ.
 

3. Суды апелляционной и кассационной инстанций, правомерно указав на наличие у заказчика права, предусмотренного пунктом 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации (на односторонний отказ от исполнения договора), распространили это право на третье лицо, выполняющее функции плательщика по договору. 

При этом суды исходили из того, что конкретный договор техприсоединения является трехсторонним, а право на односторонний отказ от договора принадлежит третьей стороне (плательщику) в той же мере, что и заказчику.

Между тем, участие коммерческой организации (в т.ч. и плательщика) в качестве стороны в договоре определяется ее экономическим интересом, выражающимся в конечном итоге в извлечении прибыли (статьи 1, 50 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом, в данном случае суды не установили:

в чем выражается интерес третьей стороны (плательщика) в участии в договоре на техприсоединение и в осуществлении авансового платежа за техприсоединение;

какие правоотношения связывают плательщика с другими сторонами договора;

кому принадлежат объекты, подлежащие технологическому присоединению, и кто (заказчик или плательщик) извлекает полезный результат из исполнения договора.

Этими обстоятельствами определяется:

объем полномочий плательщика (истца) по договору; 

право истца расторгнуть договор в целом или право настаивать на прекращении его обязательств по внесению платежей в судебном или одностороннем порядке; 

лицо, которое может быть признано обязанным вернуть плательщику (истцу) ранее внесенные в оплату техприсоединения деньги (аванс).

Без установления указанных обстоятельств судебные акты не отвечают требованиям законности и обоснованности.

4. Ссылка плательщика (истца) на наличие у него права на односторонний отказ от договора, предусмотренного самим договором, противоречит его буквальному содержанию, поскольку такое право предоставлено договором исключительно заказчику, но не плательщику. Право сторон (к которым согласно преамбуле к договору отнесен и плательщик) на расторжение договора по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации, не может быть реализовано в одностороннем порядке (статья 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).
02 Июля 2019 года