Административные барьеры при подключении к электрическим сетям: правовой аспект

 
Чеченин Алексей Сергеевич
Заместитель начальника юридического отдела АО "Новгородоблэлектро", эксперт-юрист Союза предпринимателей Новгородской области

 

Технологическое присоединение к электрическим сетям (далее – технологическое присоединение, ТП) представляет собой процедуру и результат взаимодействия между лицом, желающим подключить принадлежащий ему объект к электросетям и сетевой организацией. Сетевая организация в данном случае – это не любой владелец электросетей, а специализированный субъект, имеющий статус субъекта естественной монополии, деятельность которого подлежит тарифному, технологическому и иному регулированию.

Начинается процедура ТП с подачи заинтересованным лицом заявки в электросетевую организацию. Заявка должна содержать сведения о присоеди-няемом объекте и запрашиваемых технических характеристиках, а также пакет документов, подтверждающих эти сведения. После проверки представленных документов сетевая организация направляет заявителю проект договора и технические условия подключения. С момента подписания договора заявителем начинается техническая часть процедуры ТП: строительство трансформаторных подстанций, прокладка линий электропередач и т.д. Обязанности между заявителем и сетевой организацией разделены в технических условиях по следующему принципу – внутри своей территории технические работы осуществляет заявитель, а до границы территории заявителя все работы выполняются сетевой организацией. Соединение двух электросетевых объектов происходит в точке, именуемой «точка присоединения к электрической сети».

В случае, если соединение прошло успешно, сетевая организация выдаёт заявителю акт о ТП.

После окончания самой процедуры у объекта возникает новая характеристика – присоединённость к электрическим сетям. Эта характеристика следует за объектом и не может быть от него отделена. На практике это означает, что в случае обрыва кабеля вследствие технических повреждений, отключения электроэнергии вследствие неоплаты, собственник объекта не обязан обращаться за повторным технологическим присоединением – оно состоялось однократно и в дальнейшем может лишь поддерживаться. Это также означает и то, что собственник объекта не имеет права требовать повторного технологического присоединения, а только лишь восстановления нарушенного энергоснабжения.

Таким образом, можно утверждать, что технологическое присоединение является не столько технической характеристикой объекта, сколько юридической, т.е. правом любого собственника данного объекта требовать надлежащего энергоснабжения в точке присоединения к электрической сети.

В связи с этим большую важность приобретает юридическая и административная составляющая в технологическом присоединении к электросетям. От того, насколько эта составляющая будет отвечать критериям экономической эффективности, комфортности ведения бизнеса и прозрачности в отношениях бизнес – государство, будет определяться соответствие всей системы ТП требованиям инновационной экономики. Выявлению одной из проблем в администрировании (наличие административных барьеров) технологического присоединения посвящена настоящая работа.

Важность совершенствования системы технологического присоединения к электросетям подтверждается включением данной сферы в наиболее важные целеполагающие документы. Так утверждённая распоряжением Правительства РФ от 31.01.2017 № 147-р «О целевых моделях упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации», утверждена Целевая модель «Технологическое присоединение к электрическим сетям» где в частности устанавливаются сроки процедуры – 90 дней.

В «Дорожной карте» «Энерджинет» Национальной технологической инициативы РФ отмечается, что «Нарастающий износ энергетической инфраструктуры, вовлечение в оборот распределенных энергетических ресурсов (в т. ч. возобновляемых), рост спроса на энергию и изменение качественных характеристик спроса, изменение модели поведения потребителей – все это задает необходимость перехода к следующему энергетическому укладу» [1].

Нельзя не отметить то значение, которое придаёт условиям и срокам технологического присоединения к электросетям Всемирный банк в своём ежегодном докладе «Ведение бизнеса». Рейтинг стран по простоте ведения бизнеса определяется по четырём критериям, один из которых – «подключение к системе электроснабжения» [2].

Таким образом, результаты работы по снижению административных барьеров, упрощение и ускорение процедуры ТП являются существенным индикатором развития экономики России и оценивается на международном уровне.

В России технологическое присоединение регулируется Федеральным законом от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее – ФЗ «Об электроэнергетике») и Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденными постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861 (далее – Правила технологического присоединения).

Положения указанных нормативных актов, справедливо и последовательно критикуемые правоведами [3], отличаются сложностью и запутанностью для неспециалистов, тогда как сам документ предполагает его использование довольно широким кругом лиц. В Законе по поводу самой правовой природы договора технологического присоединения нет определённости [4].

Мы рассмотрим в данной статье только один весьма узкий вопрос, имеющий однако серьёзное влияние на всю систему доступа к электроэнергии в России: ответственность сетевой организации за юридическое и техническое состояние присоединяемого к электросетям объекта. Текстом Правил предусмотрено, что присоединению к электрическим сетям подлежат энергопринимающие устройства, т.е. любые устройства, перерабатывающие электрическую энергию в любой иной вид энергии [5]. Эти энергопринимающие устройства, согласно Правилам, должны располагаться либо на земельном участке, либо в помещении, права на которые есть у заявителя. Для подтверждения этих прав заявитель предъявляет в сетевую организацию документы – выписку о регистрации права, договор аренды и т.д. В результате сложился подход, при котором присоединяемыми являются не энергопринимающие устройства, а объекты недвижимости. Этот подход, на первый взгляд, обеспечивает ясность и стабильность технологического присоединения: что может быть проще и понятнее – «электрифицировать» склад, а не холодильники и освещение в нём (которые могут регулярно меняться).

Кроме того, сетевая организация, осуществляя технологическое присоединение должна осуществить проверку готовности энергопринимающих устройств заявителя. Это означает, что на сетевую организацию возложены функции по технологическому контролю за деятельностью потребителя.

Ссылка на зарубежный опыт лишь подтверждает первоначальное предположение о верности «пообъектного» подхода. Так в Законе об электроэнергетике 1989 года, действующем в Англии, Уэльсе и Шотландии указано, что заявитель должен указать именно объект недвижимости или распределительную сеть, которые он планирует подключить [6].

Но практика показала, что простота данного подхода иллюзорна.

Во-первых, в случае, если существует спор о законности нахождения объекта на земельном участке или между собственниками объекта, находящегося в общей собственности, сетевая организация оказывается вынуждена становится участником этого спора [7].

Во-вторых, в случае если ранее присоединенный объект недвижимости разделяется на несколько объектов с разными собственниками, технологическое присоединение как бы «подвисает». Ранее присоединённый объект перестаёт существовать, а вновь созданные (выделенные) не могут претендовать на существовавшее присоединение и получение отдельных документов о технологическом присоединении [8].

Эти проблемы могут показаться надуманными, но на практике они влекут дополнительные затраты времени и ресурсов как заявителя, так и сетевой организации, не связанные непосредственно с технологическим присоединением. Само по себе присоединение, привязанное к объекту в условиях динамичного рынка недвижимости становится сдерживающим фактором.

В качестве решения указанной проблемы можно предложить изменение концепции технологического присоединения к электрическим сетям: сетевая организация должна перестать выполнять контрольные функции. Так в законодательство по нашему мнению должны быть внесены изменения, устанавливающие следующие правила:

1) сетевая организация не требует и не проверяет документы заявителя, касающиеся его прав на присоединяемый объект. Заявитель декларирует, что он имеет права в отношении такого объекта и обязуется обеспечить при необходимости допуск к нему. В случае возникновения конфликта или спора по вопросу принадлежности объекта, сетевая организация может приостановить работы по технологическому присоединению до разрешения такого спора;
2) сетевая организация не осуществляет проверку готовности энергопринимающих устройств заявителя перед технологическим присоединением. Заявитель несёт ответственность за то, что его объекты соответствуют требованиям безопасности. Эта ответственность выражается в виде административных отношений с контролирующими органами и гражданских отношений с лицами, которым может быть причинён вред.

Указанные меры позволят уменьшить срок и трудозатраты на обработку заявлений на технологическое присоединение, уменьшить количество отказов в технологическом присоединении по формальным основаниям, связанным с правовой принадлежностью присоединяемого объекта, а также сократить срок и трудозатраты на фактическое присоединение энергопринимающих устройств заявителя в связи с тем, что заявитель сам или в рамках государственного надзора контролирует безопасность принадлежащего ему объекта.

Список литературы:

1. «Дорожная карта» одобрена Президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России 28.09.2016, Протокол № 4 [Электронный ресурс] // Официальный сайт Национальной технологической инициативы – Электрон.дан. – Режим доступа: http://www.nti2035.ru/markets/docs/DK_energynet.pdf (дата обращения 03.04.2018).

2. Economy Rankings [Электронный ресурс] // Официальный сайт рейтинга DoingBusiness – Электрон.дан. – Режим доступа: http://www.doingbusiness.org/rankings (дата обращения 03.04.2018).

3. Смагин А.В. Договор об осуществлении технологического присоединения как самостоятельная сделка в электроэнергетике: актуальные проблемы // Энергетика и право. 2013. № 2. С. 37-45; № 3. С. 22-28.

4. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 2551/12 от 10.07.2012//СПС КонсультантПлюс, определение Верховного Суда Российской Федерации № 304-ЭС16-10628 от 19.07.2016// СПС КонсультантПлюс.

5. Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утв. постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861// СПС КонсультантПлюс.

6. ElectricityAct 1989, section 16A, [Электронный ресурс] // Официальный сайт размещения нормативных актов Великобритании legislation.gov.uk – Электрон.дан. – Режим доступа: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/1989/29/ section/16A?view=extent (дата обращения 03.04.2018).

7. Апелляционное определение Новгородского областного суда от 21.06.2017 по делу 33-1091/2017 [Электронный ресурс] // Официальный сайт Новгородского областного суда – Электрон.дан. – Режим доступа: http://oblsud.nvg.sudrf.ru/ (дата обращения 03.04.2018).

Источник публикации:

Наука, бизнес, власть – триада регионального развития: сборник статей // отв. ред.: д-р экон. наук, профессор Л. А. Киркорова, д-р экон. наук Р. А. Тимофеева. – СПб.: ГНИИ «Нацразвитие», 2018. – 176 с.

 

20 Ноября 2019 года