Прекращение обязательств в энергоснабжении невозможностью исполнения

Азамат Жанэ
Основатель портала «Правовые аспекты энергоснабжения»

Николай Монтиле
Руководитель Управления правового обеспечения ООО «АРСТЭМ-ЭнергоТрейд»


В статье приводится анализ положений закона, судебной практики и правовых исследований, касающихся прекращения обязательств в энергоснабжении невозможностью исполнения. В результате исследования выявлены критерии прекращения обязательств невозможностью исполнения. Также с учетом актуальной практики рассмотрения судебных споров выработаны рекомендации по преодолению рисков, с которыми могут столкнуться субъекты энергетики.


Реализация положений ГК РФ о прекращении обязательств невозможностью исполнения вызывает определенные затруднения. Это связано с отсутствием в законодательстве четких ориентиров применения п. 1 ст. 416 ГК РФ.

В силу п. 1 ст. 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если такая невозможность вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает

Такое положение ведет к произвольному правоприменению и может стать фактором дестабилизации договорных отношений.

Проблема актуальна и для договоров энергоснабжения. Она может быть ощутима, например, в следующих контекстах:

  • при отчуждении объектов энергетики;
  • при выводе объектов энергетики из эксплуатации;
  • при отсоединении энергопринимающих устройств потребителей от энергосетей;
  • при разрушении или выходе из строя объектов энергетики;
  • при демонтаже незаконно размещенных объектов энергетики.

Это определяет важность анализа применимого регулирования и судебной практики, а также выработки рекомендаций по преодолению рисков, с которыми могут столкнуться субъекты энергетики при реализации п. 1 ст. 416 ГК РФ.

Критерии прекращения обязательств невозможностью исполнения

Содержание п. 1 ст. 416 ГК РФ позволяет выделить следующие критерии прекращения обязательства:

  • невозможность исполнения обязательства;
  • наступление невозможности исполнения после возникновения обязательства;
  • наличие обстоятельства (препятствующего исполнению), за которое не отвечает ни одна из сторон обязательства.

Кроме того, как следует из пунктов 36, 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.06.2020 № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств», обязанность стороны прекращается в силу объективной невозможности исполнения, имеющей неустранимый (постоянный) характер. При этом невозможность исполнения является объективной, когда по обстоятельствам, не зависящим от воли или действий должника, у него отсутствует возможность в соответствии с законом или договором исполнить обязательство как лично, так и с привлечением к исполнению третьих лиц.

Помимо вышеизложенных критериев в юридической литературе выделяют еще и такую характеристику, как безусловный характер невозможности исполнения обязательства. Безусловный характер предполагает невозможность исполнения, которая не зависит от возникновения или прекращения каких-либо обстоятельств.

В итоге можно определить следующую совокупность параметров невозможности исполнения, влекущей за собой прекращение обязательства:

1) наступление невозможности исполнения после возникновения самого обязательства;

2) неустранимый (постоянный) характер невозможности исполнения обязательства;

3) безусловный характер невозможности исполнения обязательства, т.е. невозможность исполнения, которая не зависит от наступления или прекращения каких-либо обстоятельств;

4) объективный характер невозможности исполнения обязательства, т.е.:

  • невозможность исполнения не только конкретным субъектом, но и любым другим лицом (так называемым средним субъектом);
  • невозможность исполнения в связи с обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает.

Невозможность исполнения, не соответствующая хотя бы одному из перечисленных критериев, не влечет за собой прекращение обязательства в соответствии с п. 1 ст. 416 ГК РФ.

Содержание обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает

Законодательство не раскрывает содержание обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает. На практике это вызывает наибольшие сложности с применением п. 1 ст. 416 ГК РФ.

Вместе с тем представляется, что возникновение таких обстоятельств должно определяться объективной невозможностью исполнения обязательства, т.е. отсутствием причинно-следственной связи между невозможностью исполнения и действиями или бездействием сторон. Соответственно, невозможность исполнения, наступившая в результате действий или бездействия сторон, будет носить субъективный характер и, по смыслу п. 1 ст. 416 ГК РФ, не создаст правовых предпосылок для прекращения обязательства.

Так, например, продажа ТЭЦ теплоснабжающей организацией в период действия договора теплоснабжения, повлекшая утрату теплоснабжающей организацией возможности снабжения потребителя теплом, будет свидетельствовать о субъективном характере невозможности исполнения обязательства по поставке тепла, и, как следствие, о невозможности прекращения обязательства на основании п. 1 ст. 416 ГК РФ.

Равным образом не прекратится на основании п. 1 ст. 416 ГК РФ и обязательство потребителя по приобретению энергии в случае продажи им своего объекта энергопотребления. Ведь невозможность соблюдения предусмотренных договором объемов энергопотребления наступит в этом случае в результате действий самого потребителя, а не ввиду каких-то объективных обстоятельств, за которые он не отвечает.

Проблемы правоприменения и связанные с этим риски

Практика рассмотрения споров в энергоснабжении свидетельствует о том, что, реализуя п. 1 ст. 416 ГК РФ, суды в подавляющем большинстве случаев игнорируют критерий объективной невозможности исполнения. В результате прекращение обязательств связывается с невозможностью исполнения, обусловленной в т.ч. и субъективным фактором, т.е. действиями или бездействием сторон.

Контрастируя с логикой положений ст. 416 ГК РФ и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.06.2020 № 6, данный подход, по сути, санкционирует возможность одностороннего отказа от исполнения обязательств (например, путем продажи энергообъектов) и может привести к ущемлению интересов субъектов энергоснабжения.

Так, например, констатация судом факта прекращения обязательства по поставке энергии потребителю в связи с продажей энергоснабжающей организацией своего объекта генерации может повлечь за собой убытки потребителя, связанные с:

  • возможным прекращением энергоснабжения потребителя до момента заключения им нового договора на покупку энергии у другой энергоснабжающей организации;
  • возможным бездоговорным потреблением энергии, фиксируемым на стороне потребителя до момента заключения им нового договора на покупку энергии у другой энергоснабжающей организации;
  • возможной покупкой более дорогой энергии, продаваемой новым владельцем генерирующего объекта или иным альтернативным поставщиком, с которым потребитель вынужденно вступит в договорные отношения.

Важно учитывать, что прекращение обязательства на основании п. 1 ст. 416 ГК РФ не предполагает для его сторон какой-либо ответственности. С учетом же сформированной на сегодня практики это может с высокой долей вероятности означать, что сторона, понесшая убытки от прекращения обязательства в связи с действиями или бездействием своего контрагента, не сможет их компенсировать за счет контрагента.

Очевидно, что такая ситуация неприемлема и требует издания высшей судебной инстанцией разъяснений, направленных на преодоление сложившейся негативной тенденции в правоприменении.

Рекомендации по профилактике рисков

Возможность некомпенсируемых убытков, связанных с огульным применением судами п. 1 ст. 416 ГК РФ, требует поиска дополнительных инструментов правовой защиты субъектов энергоснабжения.

Решение данной задачи видится в заключении сторонами договора энергоснабжения соглашения о возмещении потерь, предусмотренного ст. 406.1 ГК РФ.

В силу п. 1 ст. 406.1 ГК РФ стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т.п.)

Формализация такого соглашения возможна как посредством подписания отдельного документа, так и путем включения в договоры энергоснабжения дополнительных положений. В любом случае оба документа должны содержать условия:

  • предусматривающие обязанность одной стороны возместить все имущественные потери другой стороны, возникающие в связи с наступлением обстоятельств субъективной невозможности исполнения договорных обязательств;
  • определяющие конкретный размер возмещения или порядок расчета размера возмещаемых потерь.

Помимо того, что соглашение о возмещении потерь создает юридическую основу для взаимной компенсации убытков сторонами обязательства, его достоинством является также и то, что суд не вправе уменьшать предусмотренный в соглашении размер возмещения (п. 2 ст. 406.1 ГК РФ).

Резюме

1. В законодательстве отсутствуют четкие ориентиры прекращения обязательства на основании п. 1 ст. 416 ГК РФ. Это негативно отражается на стабильности договорных отношений и может вести к нарушению прав субъектов энергоснабжения.

2. Анализ законодательства, правовых исследований и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации позволяет выделить следующую совокупность критериев прекращения обязательства на основании п. 1 ст. 416 ГК РФ:

1) наступление невозможности исполнения после возникновения самого обязательства;

2) неустранимый (постоянный) характер невозможности исполнения обязательства;

3) безусловный характер невозможности исполнения обязательства, т.е. невозможность исполнения, которая не зависит от наступления или прекращения каких-либо обстоятельств;

4) объективный характер невозможности исполнения обязательства, т.е.:

  • невозможность исполнения не только конкретным субъектом, но и любым другим лицом (так называемым средним субъектом);
  • невозможность исполнения в связи с обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает.

Невозможность исполнения, не соответствующая хотя бы одному из перечисленных критериев, не влечет за собой прекращение обязательства в соответствии с п. 1 ст. 416 ГК РФ.

3. Объективный характер невозможности исполнения обязательства должен определяться отсутствием причинно-следственной связи между фактическим наступлением обстоятельств невозможности исполнения и действиями или бездействием сторон обязательства.

4. При рассмотрении споров в области энергоснабжения суды в подавляющем большинстве случаев игнорируют критерий объективной невозможности исполнения. В результате прекращение обязательств в энергоснабжении связывается с невозможностью исполнения, обусловленной в т.ч. и субъективным фактором, т.е. действиями или бездействием сторон. Данный подход представляется необоснованным и, по сути, санкционирует возможность одностороннего отказа от исполнения обязательств, что может привести к некомпенсируемым убыткам субъектов энергоснабжения.

5. Решение проблемы некомпенсируемых убытков субъектов энергоснабжения видится в:

  • издании Верховным Судом Российской Федерации разъяснений, исключающих возможность применения п. 1 ст. 416 ГК РФ к случаям невозможности исполнения обязательства, спровоцированной обстоятельствами, за которые отвечает одна из его сторон;
  • заключении субъектами энергоснабжения соглашения о возмещении потерь, предусмотренного ст. 406.1 ГК РФ.

 


Энергоюристы онлайн — первый в России специализированный сервис правовой онлайн-поддержки в энергетике

Не пропускайте обновления портала и важную правовую аналитику.

Подпишитесь на наш Telegram-канал

Почта: info@zhane.ru
Телеграм: t.me/zhane_ru

Портал о правовом регулировании и правоприменении в энергетике.