Отнесение отдельной генерирующей установки к составу электростанции

Отнесение отдельной генерирующей установки к составу электростанции

В своей статье эксперт портала Consultant.zhane Николай Монтиле идентифицирует основания для квалификации отдельных генерирующих установок в качестве составной части единого объекта по производству электроэнергии. Автор формулирует рекомендации по легальному преодолению существующих барьеров для признания таких установок самостоятельным генерирующим оборудованием.


Законодательство об электроэнергетике устанавливает обязанность владельца объекта по производству электроэнергии, установленная мощность которого равна или превышает 25 МВт, реализовывать всю произведенную на таком объекте электроэнергию только на ОРЭМ.

В пункте 31 Правил ОРЭМ, утв. постановлением Правительства РФ от 27.12.2010 № 1172 (далее – Правила ОРЭМ), указано, что такая обязанность распространяется как на владельца всего объекта генерации, так и на лицо, владеющее частью такого объекта (например, отдельной генерирующей установкой в составе электростанции).

На практике возникает вопрос о том, в каких конкретно случаях генерирующая установка может рассматриваться как отдельный объект по производству электроэнергии, а в каких должна быть квалифицирована как часть единого объекта.

Ответ на этот вопрос имеет важное практическое значение для производителей на розничных рынках электроэнергии. Ведь признание генерирующей установки частью объекта по производству электроэнергии, указанного в пункте 31 Правил ОРЭМ, может повлечь за собой крайне негативные финансовые последствия для указанных лиц, связанные со следующим:

А) суды признают отсутствие у такого производителя права на реализацию произведенной электроэнергии как на розничном, так и на оптовом рынке, если им в установленном порядке не получено подтверждение о нераспространении обязанности по реализации всей произведенной электроэнергии только на ОРЭМ или не получен статус субъекта ОРЭМ (такой вывод содержится, в частности, в судебных актах по делу № А40-256492/17). Как следствие, производитель не может взимать с кого-либо плату за произведенную и поставленную им во внешнюю сеть электроэнергию;

Б) договоры на продажу произведенной на таком объекте электроэнергии на розничном рынке прекращают свое действие на основании ст.ст. 416, 417 ГК РФ, если они заключены до возникновения указанной в п. 31 Правил ОРЭМ обязанности (такой вывод содержится, в частности, в судебных актах по делу № А56-6228/2016/17).

Попытаемся разобраться в указанном вопросе.

В абзаце 1 пункта 31 Правил ОРЭМ дается определение электростанции в целях разрешения вопроса о наличии или отсутствии у производителя, осуществляющего выработку электроэнергии на такой электростанции, обязанности по реализации всей произведенной электроэнергии только на ОРЭМ: это единый комплекс основного и вспомогательного оборудования, зданий и сооружений, технологически взаимосвязанных процессом производства электрической (электрической и тепловой) энергии и введенных в эксплуатацию в установленном порядке.

В данном определении закреплены следующие условия, при которых имущество квалифицируется в качестве составной части электростанции:

  • технологическая связь с процессом производства электрический (электрической и тепловой) энергии;
  • ввод в эксплуатацию в установленном порядке.

1. Технологическая связь с процессом производства электрической (электрической и тепловой) энергии

В соответствии со сложившейся судебной практикой при оценке отнесения имущества к единой электростанции необходимо руководствоваться:

А) положениями Перечня видов имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса организации-должника, являющейся субъектом естественной монополии топливно-энергетического комплекса, утвержденного приказом Минпромэнерго РФ от 01.08.2007 № 295 (далее – Перечень № 295);

Б) положениями СП 90.13330.2012 «Электростанции тепловые. СНиП II-58-75» (далее – СНиП II-58-75);

В) проектной и технической документацией, составленной в отношении объекта по производству электроэнергии, содержащей сведения о перечне имущества, входящего в состав данного объекта;

Г) выводами технической экспертизы, подтверждающей участие имущества в работе единой электростанции.

В подразделе II и III второго раздела Перечня № 295 содержится перечень видов недвижимого и иного имущества, входящего в состав единых производственно-технологических комплексов тепловых, гидравлических, приливных, гидроаккумулирующих электростанций.

Например, в состав комплекса тепловых электростанций включаются:

  • объекты недвижимого имущества (электростанция, котельная в целом, ее главный корпус и основные подобъекты, здания и сооружения, здания централизованных систем контроля и управления электростанции, котельной, электротехнические сооружения электростанции, хозяйство твердого, жидкого, газообразного топлива электростанции, котельной, водоподготовительные установки, объединенные вспомогательные корпуса и т.п.);
  • иное имущество (машины и оборудования топливных хозяйств, машины и оборудование транспортных хозяйств, котельное оборудование, турбинное оборудование, электротехническое оборудование, оборудование водоподготовки, деарэационно-питательное оборудование, баковое оборудование, оборудование цехов автоматики и измерений и т.п.);
  • иные материальные ценности (инвентарь производственный и хозяйственный, запасы топлива, химреагенты и т.п.).
    В СНиП II-58-75 содержатся требования к проектированию тепловых электростанций, в частности, следующих составных частей ТЭС:
  • зданий и сооружений (в том числе главного корпуса, помещений систем контроля и управления, зданий и сооружений топливного и масляного хозяйства, электрической части, производственных и вспомогательных зданий и помещений, помещений подсобного назначения);
  • инженерного оборудования, сетей и систем (отопления вентиляции, кондиционирования и обеспыливания воздуха, водоснабжения и канализации, электрического освещения);
  • систем циркуляционного и технического водоснабжения;
  • систем внешнего золошлакоудаления.

С учетом абз. 1 п. 31 Правил ОРЭМ, положений Перечня № 295 и СНиП II-58-75 можно сделать следующие выводы:

А) имущество признается частью единой электростанции, если оно в соответствии с Перечнем № 295, СНиП II-58-75, технической и проектной документацией на электростанцию входит в единый производственно-технологический комплекс электростанции;

Б) для того, чтобы генерирующая установка могла быть квалифицирована как самостоятельный объект по производству электроэнергии, необходимо, чтобы все составные части данной установки, а также здания, сооружения, оборудования, предназначенные для обслуживания данной установки, также представляли из себя самостоятельные объекты, каждый из которых был бы объединен технологическим процессом только с этой генерирующей установкой. Например, генерирующий объект должен располагаться в отдельном здании, иметь свое отдельное помещение системы контроля и управления, отдельные сооружения топливного и масляного хозяйства, здания и сооружения электрической части, инженерное оборудование, систему циркуляционного и технического водоснабжения, систему внешнего золошлакоудаления и т.п.

В) в случае если какая-то составная часть данной генерирующей установкой или вспомогательные здания, сооружения, оборудование, предназначены для обслуживания иных генерирующих установок, есть риск признания данных генерирующих установок частями единого объекта по производству электроэнергии. Каких-либо норм, регулирующих включение генерирующих установок в состав единой электростанции, законодательство не содержит. В связи с этим степень данного риска в конкретной ситуации возможно оценить по результатам технической экспертизы, проведенной в том числе на основании исследования технической и проектной документации. Данная экспертиза установит, можно ли утверждать о единстве производственного процесса в связи с использованием общего оборудования. В некоторых случаях, данный риск будет невысокий (например, если для обслуживания генерирующих установок используются только общие подъездные пути, но в остальном данные установки функционируют самостоятельно), а в некоторых случаях – высокий (например, если установки расположены в одном здании и связаны едиными инженерными системами).

2. Ввод в эксплуатацию в установленном порядке

Порядок приемки в эксплуатацию электростанций регулируется разделом 1.2 Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей Российской Федерации, утв. приказом Минэнерго России от 19.06.2003 № 229 (далее – Правила № 229), Методическими указаниями по допуску в эксплуатацию новых и реконструированных электрических и тепловых энергоустановок, утв. Минэнерго РФ 03.04.2002 (далее – Методические указания от 03.04.2002).

Согласно п. 1.2.1. Правил № 229 полностью законченные строительством электростанции, котельные (паровые и водогрейные), объекты электрических и тепловых сетей, а также в зависимости от сложности энергообъекта их очереди и пусковые комплексы должны быть приняты в эксплуатацию в порядке, установленном действующими правилами.

В соответствии с пунктом 2.2. Методических указаний от 03.04.2002 допуск в эксплуатацию новых и реконструированных энергоустановок оформляется актом-допуском энергоустановки в эксплуатацию (далее – акт-допуск), Приложения 1, 2 и 3 Методических указаний. Акт-допуск является документом, удостоверяющим возможность выработки, передачи, приема электрической и/или тепловой энергии, и служит основанием для ее включения или присоединения к сетям (энергоустановкам) организации-владельца этих сетей (энергоустановок).

Доказательством статуса генерирующей установки как отдельного объекта по производству электрической энергии будет служить составленный в отношении данной установки акт-допуск, соответствующий Правилам № 229, Методическим указаниям от 03.04.2002, в котором будет отсутствовать указание на какую-либо технологическую связь с иными генерирующими установками.

Судебная практика, закрепляющая какие-либо правовые позиции по поводу отнесения нескольких объектов по производству электроэнергии к единой электростанции, не обнаружена.
Но есть многочисленная практика по поводу признания какого-либо вспомогательного имущества (зданий, электросетей, золоотвалов, и т.п.) входящим в состав единой электростанции на основании Перечня № 295.

Примеры такой судебной практики приведены ниже.

А) В судебных актах по делу № А10-1617/2016 содержится вывод о том, что золоотвал является частью ТЭЦ, в связи с чем арендная плата за земельный участок под золоотвалом не может превышать размер арендной платы, рассчитанный для соответствующих целей.

В определении Верховного Суда РФ от 01.12.2017 № 302-ЭС17-18025 по делу № А10-1617/2016 указано следующее:

«Учитывая целевое назначение предоставленного в аренду обществу земельного участка - для размещения золоотвала, который в соответствии с действующим нормативным регулированием (пункт 1.18 Перечня имущества, которое входит в состав единого производственно-технологического комплекса организаций, осуществляющих производство и передачу электрической и тепловой энергии, утвержденного приказом Минпромэнерго Российской Федерации от 01.08.2007 № 295; пункт 12.1.1. "Свода правил. Электростанции тепловые. СНиП I58-75"), технической документацией энергетического производственно-технологического комплекса тепловой электрической станции (ТЭС) Улан-Удэнской ТЭЦ-1, а также условиями заключенного договора, суды обоснованно сделали вывод о том, что золоотвал входит в состав указанного комплекса и отнесен к объектом системы теплоснабжения, следовательно, размер арендной платы в отношении спорного земельного участка с 01.03.2015 не может превышать размер арендной платы, рассчитанный для соответствующих целей в отношении земельных участков, находящихся в федеральной собственности».

Похожий вывод сделан в постановлении Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа от 05.02.2020 № Ф04-7518/2019 по делу № А46-3832/2018:

«Согласно акту обследования целевого использования земельного участка от 18.04.2018 № 99-ц на участке № 3066 расположены сооружения и объекты ТЭЦ-4: здание главного щита управления, здание ЗРУ, здание багерной насосной, здание прирельсового склада и т.д.; на участке № 3001 - пути перекатки, промышленная канализация, сооружения, эстакады, узлы пересыпки, водопровод и т.д.; на участке № 3023 - подкрановые пути на площадке для хранения оборудования (пункт 64 приложения свидетельства от 21.03.2008 серия 55 АВ № 652099); на участке № 3008 - здание пожарного депо (пункт 49 приложения свидетельства от 21.03.2008 серия 55 АВ № 652099); на участке № 3002 - складская площадка (пункт 61 приложения свидетельства от 21.03.2008 серия 55 АВ № 652099).

Указанные участки используются в соответствии с их целевым назначением для производства тепловой и электрической энергии, а также для обслуживания тепловой электростанции.

Доказательств иного в материалы дела не представлено.

При изложенных обстоятельствах, исследовав и оценив по правилам, предусмотренным статьей 71 АПК РФ, имеющиеся в материалах дела доказательства, принимая во внимание, что расположенные на спорных земельных участках объекты входят в единый энергетический производственно-технологический комплекс тепловой электростанции общества, при этом объекты по своему функциональному назначению и фактическому использованию не являются самостоятельными, а представляют собой объекты, обслуживающие тепловую электрическую станцию, установив, что размер арендной платы за спорные земельные участки с 01.03.2015 определяется на основании положений пункта 4 статьи 39.7 ЗК РФ и с применением ставки, утвержденной приказом № 347 для Омской области, суды пришли к верному выводу о доказанности истцом факта переплаты арендной платы за рассматриваемый период и возникновении на стороне ответчика неосновательного обогащения, правомерно удовлетворив заявленный иск».

Б) В рамках дел №№ А27-5356/2018, А27-5355/2018 был рассмотрен спор об урегулировании разногласий по договорам аренды земельного участка.

Суды сделали следующий вывод (постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.02.2019 № Ф04-6646/2018 по делу № А27-5356/2018, № Ф04-6652/2018 по делу № А27-5355/2018):

«Учитывая вышеизложенное, а также пункт 1.18 Перечня видов недвижимого и иного имущества, входящего в состав единых производственно-технологических комплексов тепловых электрических станций (Государственные районные электростанции, теплоэлектростанции, теплоэлектроцентрали, котельные), утвержденного Приказом Минпромэнерго России от 01.08.2007 № 295, пункт 7.1.4. Свода правил "Электростанции тепловые" СНИП 11-58-75, утвержденного приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 30.06.2012 № 282, суды пришли к верному выводу, что расположенные на спорных земельных участках объекты входят в единый энергетический производственно-технологический комплекс тепловой электростанции общества и являются обслуживающими тепловую электрическую станцию объектами».

В) В рамках дела № А12-8128/2016 суды отказали во взыскании арендной платы за использование помещения в складе-модуле, указав, что данный склад-модуль является сооружением, обслуживающим Волжскую ТЭЦ, в связи с этим с учетом предельной ставки арендной платы, определенной приказом Минэкономразвития № 347, задолженность отсутствует.

В постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 13.04.2017 № Ф06-16700/2016 по делу № А12-8128/2016 указано следующее:

«В соответствии с приказом Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации от 01.08.2007 № 295 "О перечнях видов имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса организации-должника, являющейся субъектом естественной монополии топливно-энергетического комплекса" (далее - приказ № 295), а именно пункт 2.14 перечня видов имущества, которое входит в состав единого производственно-технологического комплекса организаций, осуществляющих производство и передачу электрической энергии в перечень видов недвижимого имущества комплексов тепловых и электрических станций входят "Общестанционное оборудование": склады материально-технического резерва».

Г) В рамках дела № А60-29789/10-С5 суды рассмотрели требования о признании незаконным отказа уполномоченного органа в исправлении кадастровой ошибки, об обязании устранить допущенную ошибку.

В постановлении ФАС Уральского округа от 22.04.2011 № Ф09-1414/11-С6 по делу № А60-29789/10 сделан следующий вывод:

«Как установлено судами и подтверждается материалами дела, имеющиеся на территории спорного земельного участка здания и сооружения входят в состав единого технологического комплекса Свердловской ТЭЦ (мазутное хозяйство), осуществляющего производство и передачу электрической и тепловой энергии, что подтверждается Положением о производственной площадке "Свердловская ТЭЦ" и соответствует положениям Перечня видов имущества, которое входит в состав единого производственно-технологического комплекса организаций, осуществляющих производство и передачу электрической и тепловой энергии, утвержденного Приказом Минпромэнерго Российской Федерации от 01.08.2007 № 295 «О перечнях видов имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса организации-должника, являющейся субъектом естественной монополии топливно-энергетического комплекса».

В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 25.03.2014 по делу № А27-7382/2013 указано следующее:

«Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что гидротехническое сооружение - шламоотвал, расположенный на спорном земельном участке, предназначен для обслуживания Омской ТЭЦ-3, в целях осуществления единого технологического процесса, направленного на выработку и подачу тепловой энергии, в связи с чем земельный участок предназначен для размещения "электростанций, обслуживающих их сооружений и объектов" (пункт 1.2.10 Методических указаний по государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов)».

Д) В рамках дела № А29-4430/2018 рассмотрено заявление об оспаривании решения налогового органа о доначислении налога на имущество.

В постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.04.2019 № Ф01-1073/2019 по данному делу приведен следующий вывод:

«В ходе проверки установлено, что налог на имущество не исчислен по основным средствам, входящим в объект "Тепловая электростанция", а именно: системе электроснабжения тепловой электростанции, градирне, дизельно-генераторной установке, дробилке с установленным вибростолом и транспортером, дымовой трубе, ленточной сушилке, ленточному конвейеру, оборудованию участка промежуточного хранения и подачи топлива, разгрузочному конвейеру, системе управления ТЭС, тепловой электростанции, системе кондиционирования, котлу водогрейному, баку аварийного слива, внутриплощадочным технологическим дорогам и проездам, проезду из железобетонных плит, канализации бытовой, канализации ливневой, канализации напорной, канализационно-насосной станции, сетям водоснабжения наружным, очистным сооружениям, площадке с бетонным покрытием за зданием главного корпуса, площадке с бетонным покрытием перед зданием главного корпуса, сетям 0,4 кВ, сетям наружного освещения.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды установили, что тепловая электростанция представляет собой комплекс объединенных единым производственным назначением и технологическим режимом работы зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически, возведенных по единому проекту и расположенных на одном земельном участке; основные средства, входящие в состав тепловой электростанции, являются ее составной частью и относятся к сложной вещи.

На основании изложенного суды пришли к выводу, что спорное имущество является единым недвижимым комплексом и, как следствие, является объектом обложения налогом на имущество».

Е) Положения Перечня № 295 применяются и при признании единым объектом составных частей объектов электросетевого хозяйства, в том числе трансформаторных подстанций (см., например, дела №№ А59-5730/2017, А75-16875/2018, А67-5892/2017, А27-25300/2016, А75-206/2014, А41-71315/2017, А40-17590/2015).

Отдельно необходимо обратить внимание на то, имеет ли значение, как организована выдача в сеть произведенной электрической энергии – через отдельное или через общее для нескольких генерирующих установок распределительное устройство.

В соответствии с абз. 4 п. 2.5 подраздела I раздела «Перечень видов имущества, которое входит в состав единого производственно-технологического комплекса организаций, осуществляющих производство и передачу электрической и тепловой энергии» Перечня № 295 в состав электротехнического оборудования единого комплекса тепловых электростанций входят распределительные устройства.

Исходя из положений раздела 9.5. «Здания и сооружения электрической части» СНиП II-58-75, распределительные устройства являются частью тепловых электростанций.

Судебная практика также исходит из того, что распределительное устройство, через которое осуществляется выдача произведенной на электростанции электроэнергии во внешнюю сеть, является частью единого комплекса электростанции. Следовательно, если электроэнергия, произведенная на генерирующей установке, попадает в сеть через общее с иными генерирующими установками распределительное устройство, есть риск признания данных установок единым объектом по производству электроэнергии.

Примеры судебной практики приведены ниже.

А) Судебными актами по делу № А49-11527/2017 производитель электроэнергии признан нарушившим антимонопольное законодательство, что выразилось в заключении с сетевой организацией соглашения о передаче в аренду электросетевого оборудования Пензенской ТЭЦ-2, которое привело или могло привести к ограничению конкуренции. Суды признали, что данное электросетевое оборудование является частью ТЭЦ-2, руководствуясь в том числе Перечнем № 295.

В определении Верховного Суда РФ от 25.10.2018 № 306-КГ18-17083 по делу № А49-11527/2017 сделан следующий вывод:

«Судебные инстанции исходили из того, что электростанция имеет специальное (функциональное) назначение - производство электрической энергии и включает в себя строительную часть, оборудование для преобразования энергии и необходимое вспомогательное оборудование, в связи с чем деление ее на здание и оборудование и использование последних самостоятельно и отдельно друг от друга невозможно. При этом выделение части оборудования из единого комплекса электрической станции и формальная передача его сетевой организации ведет к получению доходов за счет оплаты передачи электрической энергии через эти объекты и, как следствие, к дополнительной тарифной нагрузке на потребителей услуг по передаче электрической энергии».

В постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 09.07.2018 по данному делу содержится следующий вывод:

«На запрос антимонопольного органа Пензенское РДУ - филиал АО "СО ЕЭС" направило ответы от 01.11.2016 № Р43-62-I-2-19-2177 и от 14.10.2016 № Р43-62-I-2-19-1999, из которых следует, что на Пензенской ТЭЦ-2 установлены турбогенераторы ТГ-1 и ТГ-2 установленной гарантирующей мощностью 8МвТ каждый, присоединение которых осуществлено к распределительному устройству уровня напряжения 6 кВ, которое присоединено к ОРУ-110 кВ через трансформаторы С1Т, С2Т (ТДН15000/110). ОРУ-110кВ выполнено по схеме "Две секции шин с обходной системой шин". Энергоустановки, непосредственно вырабатывающие электрическую энергию (далее - основная электростанция), и ОРУ-110 кВ Пензенской ТЭЦ-2 имеют общую систему сбора и подачи телеметрической информации. Собственные нужды ОРУ-110 кВ Пензенской ТЭЦ-2 и основной части электростанции запитаны от общей схемы питания собственных нужд, обеспечивающих бесперебойную работу основного оборудования. Цепи оперативного тока, обеспечивающие питание цепей управления, автоматики, сигнализации и защит Пензенской ТЭЦ-2 для распределительного устройства и основной части электростанции имеют один источник питания. Устройства релейной защиты и автоматики генерирующего и электросетевого оборудования Пензенской ТЭЦ-2, устройства синхронизации технологически связаны между собой. Взаимодействие по управлению режимом работы генерирующего оборудования и оборудования ОРУ-110 кВ, отнесенного к объектам диспетчеризации, организовано между диспетчерским персоналом Пензенского РДУ и оперативным персоналом электростанции по единым (общим для основной части электростанции и ОРУ-110 кВ) каналам связи (передачи голосовых команд, разрешений, оперативных сообщений) по маршруту "Главный щит станции - диспетчерский центр". Оперативное обслуживание ОРУ-110 кВ и основной части электростанции Пензенской ТЭЦ-2 выполняется одним и тем же станционным оперативным персоналом, выполняющим оперативное обслуживание энергоустановок.

Таким образом, ОРУ-110 кВ Пензенской ТЭЦ-2 не может эксплуатироваться отдельно от остальной части электростанции и быть признано технологически независимым объектом электроэнергетики».

Похожие выводы сделаны в постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.08.2017 № Ф01-2737/2017 по делу № А43-4517/2015:

«Ответчиком при рассмотрении спора по существу заявлялся довод о том, что линия электропередачи ВЛ 110 кВ "Блочная-3" является составной частью технологического комплекса электростанции "НиГРЭС", связана технологически с процессом производства электроэнергии, и обеспечивает исключительно функционирование НиГРЭС, что свидетельствует о невозможности использования названного участка ВЛ в целях оказания услуг по передаче электроэнергии потребителям, поскольку используется только для целей генерации.
Однако указанный довод не получил надлежащего исследования в ходе рассмотрения дела, суды не исследовали технологическую взаимосвязь ВЛ 110 кВ "Блочная-3" и иного оборудования электростанции НиГРЭС (генератора № 3 и ЗРУ), не определили наличие либо отсутствие организационно-технической возможности нормальной эксплуатации основных частей электростанции и ВЛ "Блочная-3" в качестве самостоятельных объектов, не дали надлежащей оценки представленной в материалы дела однолинейной схеме присоединения к внешней электрической сети ОАО "Волга" - ОАО "Нижегородская сбытовая компания", в связи с чем вывод судов об оказании истцом ответчику услуг по передаче электроэнергии посредством использования участка ВЛ "Блочная-3" является преждевременным.

Наличие технологической зависимости между объектами внутри единого производственного комплекса по производству электроэнергии - НиГРЭС: генератором, участком ВЛ "Блочная-3" и ЗРУ, исключает возможность использования участка ВЛ "Блочная-3" Сетевой компанией для целей оказания услуг по передаче электроэнергии».

Б) В рамках дел №№ А03-15480/2018, А03-11414/2018 о взыскании задолженности по договору теплоснабжения суды указали на необходимость оценки довода абонента о двойном учете в тарифах на тепловую энергию и на услуги по ее передаче одних и тех же расходов на содержание имущества, переданного теплоснабжающей организацией в аренду третьему лицу.

В постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.08.2019 № Ф04-3308/2019 по делу № А03-15480/2018 указано следующее:

«Установленные прокуратурой города Бийска факты безусловно не свидетельствуют о том, что переданное в аренду ТРУ-1 функционально и технологически не связано с энергетическим производственно- техническим комплексом Бийской ТЭЦ-1, предназначенным для производства и распределения тепловой энергии, и может быть отнесено к самостоятельным объектам теплоэнергетики, в частности, применительно к Перечню видов имущества, которое входит в состав единого производственно-технологического комплекса организаций, осуществляющих производство и передачу электрической и тепловой энергии, утвержденному приказом Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации от 01.08.2007 № 295».

В постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.08.2019 № Ф04-2998/2019 по делу № А03-11414/2018 приведен похожий вывод:

«Равным образом, указанный апелляционным судом факт, что переданное в аренду имущество находится за пределами главного корпуса Бийской ТЭЦ-1, еще не говорит о том, что переданное в аренду ТРУ-1 не является функционально и технологически связанным с энергетическим производственно-техническим комплексом Бийской ТЭЦ-1, предназначенным для производства и распределения тепловой энергии, и может быть отнесено к самостоятельным объектам теплоэнергетики, в частности, применительно к Перечню видов имущества, которое входит в состав единого производственно-технологического комплекса организаций, осуществляющих производство и передачу электрической и тепловой энергии, утвержденному приказом Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации от 01.08.2007 № 295».

В) В рамках дела № А40-215026/2016 рассмотрено заявление о признании незаконным решения регулирующего органа об отказе в установлении тарифа на услуги по передаче электроэнергии.

В определении Верховного Суда РФ от 14.03.2018 № 305-КГ18-750 по делу № А40-215026/2016 указано следующее:

«При этом суды исходили из того, что распределительные устройства, переданные в аренду обществу, являются частью электростанций и не могут эксплуатироваться отдельно, поскольку участвуют в едином технологическом процессе производства электрической энергии, в связи с чем тарифы на услуги по передаче электрической энергии в отношении электростанций не могут быть установлены».

Есть и судебная практика, в соответствии с которой распределительное устройство электростанции не признается частью электростанции (например, судебные акты по делу № А60-53549/2014, которыми на основании заключений по результатам судебных экспертиз, а также с учетом того обстоятельства, что ГРУ-10 кВ уже использовалось сетевой организацией для оказания услуг по передаче электроэнергии, установлено, что ГРУ-10 кВ не является частью электростанции). Однако такая судебная практика, скорее, является исключением, чем общим правилом.

 

РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для того чтобы генерирующие установки не были отнесены к единой электростанции необходимо, чтобы здания, сооружения, оборудование, предназначенные для обслуживания каждой установки, не были связаны технологическим процессом производства электроэнергии с иными генерирующими установками.

Список указанных зданий, сооружений, оборудования закреплен в Перечне № 295 и СНиП II-58-75.

Доказательством статуса самостоятельного объекта по производству электроэнергии будет служить техническая и проектная документация и акт-допуск на генерирующую установку, в которых не будет фигурировать указание на её связь с другими генерирующими установками. Дополнительным доказательством может служить и заключение технической экспертизы, подтверждающее отсутствие такой связи.

2. Учитывая то обстоятельство, что распределительные устройства рассматриваются в качестве составной части объектов по производству электроэнергии, во избежание отнесения генерирующей установки к составу единой электростанции целесообразно организовать выдачу в сеть произведенной на такой установке электроэнергии через отдельное распределительное устройство.

 


Сonsultant.zhane — первый в России специализированный сервис правовой онлайн-поддержки в энергетике.

No Internet Connection