Уступка будущего требования исполнителя при оказании коммунальных услуг. Возможна ли она

Уступка будущего требования исполнителя при оказании коммунальных услуг. Возможна ли она

Законодательство не содержит прямого запрета на заключение между ресурсонабжающей организацией (далее – РСО) и исполнителем коммунальных услуг (далее – ИКУ) договора уступки (цессии) будущего требования к потребителям в части оплаты коммунальных услуг.

По договору уступки будущего требования (цессии) исполнитель коммунальных услуг (цедент) передает ресурсоснабжающей организации (цессионарию) право своего будущего требования к потребителям в части оплаты ими коммунальных услуг.

Между тем статья 10 ГК РФ ограничивает пределы осуществления гражданских прав, в т.ч. и права на заключение договора цессии, определяя недопустимость:

  • осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу;
  • действий в обход закона с противоправной целью;
  • иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом).

Таким образом уступка будущего требования возможна, если она соответствует в т.ч. указанным параметрам законности.

В связи с этим следует учитывать, что отношения по предоставлению коммунальных услуг и внесению платы за коммунальные услуги регулируются жилищным законодательством РФ (ч. 1 ст. 4 ЖК РФ). При этом по смыслу норм ЖК РФ применительно к потребителям в многоквартирном доме (далее – МКД) порядок оплаты коммунальных услуг определяется способом управления МКД.

В частности, при выборе способа управления МКД в форме управления управляющей компанией оплата за предоставленные потребителям коммунальные услуги по общему правилу производится в адрес этой управляющей компании (ст. 155 ЖК РФ).

Отсюда следует, что при выборе способа управления МКД в форме управления управляющей компанией, собственники жилых помещений в МКД должны вносить плату за коммунальные услуги УК, которая управляет МКД. Плата в адрес иных организаций (например, в адрес РСО) возможна только в случаях, предусмотренных ст. 157.2 ЖК РФ.

Такой подход поддерживает и судебная практика (см., например, определение Верховного Суда РФ от 27.01.2015 № 310-КГ14-9029 по делу № А62-181/2014, определение от 26.11.2015 № 307-КГ15-15811 по делу № А13-13411/2013, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.12.2015 по делу № А69-2392/2014, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.07.2015 № Ф03-2757/2015 по делу № А51-26088/2014).

Практика свидетельствует и о том, что цессия будущего требования к потребителям коммунальных услуг может быть расценена в качестве подмены ИКУ на РСО без необходимого волеизъявления потребителей (см. например, определение Верховного Суда РФ от 27.01.2015 № 310-КГ14-9029 по делу № А62-181/2014, определение от 26.11.2015 № 307-КГ15-15811 по делу № А13-13411/2013).

Соответственно, заключение договора уступки будущего требования оплаты коммунальных услуг между РСО и ИКУ может быть квалифицировано в качестве действий, совершенных в обход закона с противоправной целью – уклонения от установленного порядка расчетов и завуалированного перехода к порядку расчетов за коммунальные услуги напрямую с РСО (который возможен только в случаях, предусмотренных ст. 157.2 ЖК РФ).

Оппоненты такого подхода зачастую ссылаются на пункт 26 Правил № 124, согласно которому в договоре ресурсоснабжения может быть предусмотрено выполнение обязательств ИКУ по оплате поставленного коммунального ресурса путем уступки в пользу РСО прав требования к потребителям, имеющим задолженность по оплате коммунальной услуги. Вместе с тем данная норма не опровергает вышеуказанный подход, а лишь свидетельствует о допустимости уступки уже возникшего, но не будущего требования об оплате коммунальных услуг.

В контексте актуальной судебной практики вероятность такой квалификации и наступления связанных с этим негативных последствий как для РСО, так и для ИКУ достаточно высока. 

 

No Internet Connection