Д.Логинов. Обращение взыскания на имущественные права потребителей-должников

эксперт интернет-проекта
«Правовые аспекты энергоснабжения. Консалтинг»
 

Обращение взыскания на имущественные права потребителей-должников

 

В своей статье эксперт проекта ZHANE.ru Денис Логинов приводит анализ норм законодательства на предмет оценки реализуемости такого инструмента борьбы с дебиторской задолженностью, как обращение взыскания на имущественные права потребителей-должников.

Ухудшение ситуации с платёжной дисциплиной за отпускаемые коммунальные ресурсы заставляет взыскателей искать новые пути решения проблем с недобросовестными должниками.
Одним из таких решений является новое применение общих норм ФЗ «Об исполнительном производстве» - пункта 3 части 3 статьи 68 и пункта 7 части 1 статьи 75, согласно которым пристав вправе обращать взыскание на любые имущественные права должника, без каких-либо ограничений.
Новым пониманием этих норм является их применение в качестве основания для обращения взыскания на прямо не поименованное в законе, но, тем не менее, имеющееся у должника имущественное право на получение им денежных средств от своих контрагентов.
При этом взыскание обращается не на какое-то конкретное обязательство по оплате, а на все поступления денежных средств по доходным договорам должника, на всё будущее время, в пределах суммы задолженности.
Этот способ обладает рядом очевидных преимуществ по сравнению с такими более общепринятыми и прямо указанными в ФЗ «Об исполнительном производстве» способами, как обращение взыскания на дебиторскую задолженность (ст. 76) и на имущество, находящееся у третьих лиц (ст. 77).
По сравнению с обращением взыскания на дебиторскую задолженность этот способ приоритетнее тем, что взыскатель в результате получает непосредственно денежные средства, а не некое право требования к другому должнику, которое ещё необходимо как-то реализовать, с неопределённым результатом.
Кроме того, для обращения взыскания на дебиторскую задолженность необходимо само формирование этой задолженности, что должник, намеренно уклоняющийся от исполнения решения суда, может предотвратить самыми простыми способами. Отдельная трудоёмкая процедура – доказать наличие актуальной задолженности.
Относительно обращения взыскания на имущество, находящееся у третьих лиц, которыми в случае с исполнителями коммунальных услуг выступают, как правило, агенты, собирающие и распределяющие денежные средства от имени и в интересах должника, обращение взыскания на имущественные права тоже имеет ряд преимуществ.
Во-первых, оно не требует решения суда, что делает этот способ гораздо более оперативным и исключающим принятие должником срочных мер по предотвращению взыскания, в том числе и оформляемых ранее прошедшими датами.
Во-вторых, не встаёт вопрос о принадлежности денежных средств именно должнику. Это является особо критичным так как деньги являются обезличенным объектом материальных прав. Кроме того, снимается также и вопрос о моменте, с которого деньги могут считаться принадлежащими должнику, который порождает множество споров и не всегда разрешается в пользу взыскателей.
Самым же главными преимуществом является то, что предполагается не разовое взыскание, а установление приставом фактического контроля за денежными потоками должника, сильнее которого может быть лишь контроль арбитражного управляющего при банкротстве должника.
Также это делает бессмысленными все агентские схемы, фактической целью которых является уклонение от погашения дебиторской задолженности, основанные на том, что передав агенту ведение расчётов с покупателями, деньги перестают поступать на арестованные счета должника, но при этом продолжают использоваться по назначению, указываемому должником.
Арбитражная практика по этому вопросу складывается в основном положительная, позволяющая приставам обращать взыскание на право получения денежных средств, собираемых и распределяемых в интересах должника различными РКЦ, ЕИРЦ и прочими агентами по сбору и распределению платежей за коммунальные услуги.

Наиболее значимым примером является Определение судебной коллегии по экономическим спора Верховного Суда РФ от 06.11.2015 по делу № 301-ЭС15-6372, в котором суд указал следующее:

«При принятии постановления об обращении взыскания на имущественные права должника - право получения денежных средств по агентскому договору N 04-1/66 (2010) от 01.08.2010, заключенному с расчетным центром, судебный пристав-исполнитель обоснованно руководствовался частью 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве, принимая во внимание возможность поступления денежных средств от ответчика на счета управляющей компании по указанному договору».

Несмотря на то, что этим определением судебные акты были отменены, а дело было отправлено на новое рассмотрение (в связи с необоснованно большим размером убытков, взысканных с агента за неисполнение требований пристава), положительная оценка судом правомерности самого факта такого взыскания может считаться прецедентом на уровне Верховного суда РФ.

Параллельно с этим положительные примеры судебной практики сформировались и на уровне окружных судов, примерами могут служить:

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.11.2014 по делу № А60-18985/2014:

«Денежные средства, поступившие на счет агента, за исключением агентского вознаграждения и размера исполненных обязательств перед поставщиками услуг, и подлежащие перечислению принципалу, могут быть взысканы и перечислены на депозитный счет службы судебных приставов.
В данном случае направление оспариваемого требования с указанием о перечислении агентом таких денежных средств на депозитный счет службы судебных приставов является мерой, направленной на исполнение судебного акта должником, что не противоречит принципам исполнительного производства и положениям действующего законодательства».

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.12.2014 по делу № А72-7789/2014:

«В данном случае в обжалуемых постановлениях от 10.06.2014 судебный пристав-исполнитель Солодовникова А.Е. обоснованно обратила взыскание на имущественное право должника, предусмотренное агентскими договорами, установив размер перечислений на депозитный счет подразделения судебных приставов в 30% от подлежащих перечислению на счет должника денежных средств для соблюдения баланса между сохранением производственной деятельности должника и обеспечением исполнения требований исполнительных документов».

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20.08.2015 по делу № А31-11730/2014:

«Суды установили и материалами дела подтверждается, что на дату вынесения судебным приставом постановления от 04.07.2014 Управление и ЗАО "Инвест-Проект" находились в правоотношениях, регулируемых государственным контрактом от 17.03.2014 N 225/2014, по условиям которого ЗАО "Инвест-Проект" (теплоснабжающая организация) поставляло Управлению (потребитель) тепловую энергию, а последний оплачивал ее по цене и в сроки, указанные в контракте.
При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о том, что постановление от 04.07.2014 об обращении взыскания на имущественное право ЗАО "Инвест-Проект" соответствует приведенным нормам Закона N 229-ФЗ и не нарушает прав и законных интересов Управления и Казначейства».
Несмотря на формирование положительной арбитражной практики, обращение взыскания на право получения денежных средств в настоящее время массово не применяется и во многих случаях вызывает крайне настороженное отношение со стороны приставов.
Помимо этого, при реализации этого способа приходится сталкиваться также и с ожесточённым сопротивлением со стороны должников-исполнителей коммунальных услуг, а также их агентов.
Они возражают против этого, ссылаясь на то, что собираемые агентами денежные средства носят целевой характер, что они «защищены» и на них не может быть обращено взыскание приставом, а также на то, что такое взыскание нарушит права иных добросовестных кредиторов должника, перед которыми должник в результате не сможет выполнить свои обязательства.
Ни один из этих доводов в действительности не заслуживает внимания.
Утверждая о целевом характере собираемых в их интересах денежных средств, должники ссылаются на постановление Правительства РФ от 28.03.2012 № 253, которым были утверждены Требования к осуществлению расчётов за ресурсы, необходимые для предоставления коммунальных услуг.
Действительно, указанный документ устанавливает обязательные правила использования денежных средств, собираемых исполнителями коммунальных услуг, запрещая им расходовать эти средства по какому-то своему усмотрению.
Однако адресатами этого постановления являются лишь исполнители коммунальных услуг. Приставы в число лиц, для которых им устанавливаются какие-либо права и обязанности, не входят. Приставы в своей деятельности обязаны руководствоваться нормами ФЗ «Об исполнительном производстве», который не содержит в себе никаких оговорок относительно невозможности обращения взыскания на право получения денежных средств, в расходовании которых должник как-то ограничен законом или договором.
При этом в арбитражной практике ранее уже неоднократно поднимался вопрос о том, вправе ли приставы обращать взыскание на денежные средства, имеющие целевой характер.
Однозначный и положительный ответ на этот вопрос был сформулирован в Постановлениях Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 06.07.2010 №№ 2023/10 и 2106/10.
Высшая судебная инстанция указала следующее:
 
«В то же время суд кассационной инстанции, руководствуясь статьей 38 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 14 Федерального закона от 26.02.1997 N 31-ФЗ "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" и пунктом 5 статьи 2 Федерального закона от 27.12.1995 N 213-ФЗ "О государственном оборонном заказе", предусматривающим ответственность исполнителя за нецелевое использование средств, предназначенных только на выполнение оборонного заказа, пришел к выводу о неправомерности оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя в части перечисления денежных средств со счета должника, поскольку эти средства, предназначенные для проведения мероприятий по мобилизационной подготовке, не могли быть взысканы в погашение задолженности предприятия, являющегося исполнителем государственного контракта, даже в том случае, когда они поступили на его расчетный счет.
Выводы суда кассационной инстанции Президиум считает ошибочными.
В силу статьи 152 Бюджетного кодекса Российской Федерации получатели бюджетных средств выступают в качестве участников бюджетного процесса. Поэтому согласно статье 220.1 названного Кодекса учет операций по исполнению бюджета, осуществляемых участниками бюджетного процесса в рамках их бюджетных полномочий, производится на лицевых счетах, открываемых в соответствии с положениями Кодекса в Федеральном казначействе или финансовом органе субъекта Российской Федерации.
В данном случае речь идет о денежных средствах, размещенных на счете, открытом предприятием в коммерческом банке для безналичных расчетов при осуществлении им своей предпринимательской деятельности. Перечисление государственным заказчиком на расчетный счет предприятия бюджетных средств во исполнение государственных контрактов не может рассматриваться как обстоятельство, ограничивающее право судебного пристава-исполнителя осуществлять в отношении должника действия по взысканию задолженности с его счета, открытого в коммерческом банке, в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"».

Оснований не применять этот универсальный подход ко всем остальным действиям приставов, в том числе по обращению взыскания на право получения должниками денежных средств, носящие целевой характер, не имеется.

Другой типичный довод должников о том, что это нарушит права иных добросовестных кредиторов, которые не получат в срок причитающиеся им денежные средства, также не является обоснованным.

Согласно части 1 статьи 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории РФ.
Априори предполагается, что исполнение судебного решения не может нарушать ничьих прав и законных интересов.
Не судебное решение должно исполняться с учётом интересов кредиторов должника по текущим обязательствам, а наоборот, права кредиторов должника по текущим обязательствам должны реализовываться с учётом императивного требования части 1 статьи 16 АПК РФ. Этот принцип нашёл отражение, например, в ст. 855 ГК РФ, которая устанавливает, что при недостаточности денег на счёте должника в первую очередь происходит списание по исполнительным документам, и лишь после этого – по требованиям, не подтверждённым таковыми.
Более того, требование о погашении в первую очередь текущих обязательств, а уже после этого, по остаточному принципу – обязательств, подтвержденных исполнительными листами, противоречит принципу равенства участников гражданских отношений, установленному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ. Нарушением этого принципа при таком подходе будет заключаться в том, что одни кредиторы (по текущим обязательства) будут иметь не основанный на законе приоритет удовлетворения своих требований по сравнению с другими кредиторами (по подтверждённым судом обязательствам).
Равная степень защиты всех кредиторов обеспечивается в рамках сводного исполнительного производства, предусмотренного статьёй 34 ФЗ «Об исполнительном производстве», и предполагающего распределения взысканных денежных средств равномерно между всеми кредиторами согласно установленной законом очерёдности, пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме (статья 111 ФЗ «Об исполнительном производстве»).
 
Помимо судебного оспаривания по приведённым основаниям, недобросовестные должники с целью ухода от погашения задолженности совершают действия, находящиеся на грани правового поля.
В качестве одного из таких действий возможна уступка прошедшей датой всех будущих прав требования по договорам, на которые было обращено взыскание приставом. В настоящее время возможность уступку будущих прав прямо предусмотрена 388.1 ГК РФ.
В таких ситуациях необходимо иметь в виду, что исполнитель коммунальных услуг лишён такого права в соответствии с нормами упомянутого постановления Правительства РФ от 28.03.2012 № 253, установившего требования к осуществлению расчётов за коммунальные ресурсы. Эти требования императивно предписывают исполнителям коммунальных услуг проводить расщепление платежей и перечислять их ресурсоснабжающим организациям, не используя их ни по какому другому назначению, в том числе в качестве предмета уступки.
Такая сделка будет являться ничтожной на основании пункта 2 статьи 168 ГК РФ, так как она противоречит законодательству и при этом нарушает права и законные интересы 3-х лиц (взыскателей).
Кроме того, не исключено расторжение договоров, на право получения денежных средств, по которым обращается взыскание, с последующим заключением аналогичных договоров с теми же контрагентами.
Однако такие сделки (расторжение одного и заключение другого договора) будут противоречить запрету изменять правоотношения, на основании которых возникают имущественные права, на которые обращается взыскание (см. пункт 2.1 статьи 75 и пункт 6 статьи 76 ФЗ «Об исполнительном производстве»).
Кроме того, эти сделки будут являться злоупотреблением правом, запрещённым пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, и, соответственно, также ничтожными на основании пункта статьи 168 ГК РФ.
 
 

Сonsultant.zhane — первый в России специализированный сервис правовой онлайн-поддержки в энергетике.

 

ZHANE.RU — портал о правовом регулировании и правоприменении в энергетике.

Почта: info@zhane.ru

No Internet Connection