Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.2020 № 6 от Lex Enérgetica

Обзор постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.2020 № 6 от Lex Enérgetica

Виноградов Дмитрийавтор телеграм-канала Lex Enérgetica (t.me/Lex_Energetica)

 

Пленум Верховного Суда РФ утвердил разъяснения о порядке применений судами положений ГК РФ о прекращении обязательств:

  • отступное (ст. 409 ГК РФ);
  • зачет встречных однородных требований (ст. ст. 410-412 ГК РФ);
  • новация (ст. 414 ГК РФ);
  • прощение долга (ст. 415 ГК РФ);
  • невозможность исполнения обязательства (ст. ст. 416-417 ГК РФ);
  • ликвидация юридического лица (ст. 419 ГК РФ).

С учетом специфики правоотношений на розничном рынке электрической энергии особенное значение для субъектов этого рынка имеют вопросы, касающиеся прекращения обязательств зачетом, новацией, прощением долга и в связи с ликвидацией юридического лица, которым посвящен настоящий материал.

 

I. РАЗЪЯСНЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ПРЕКРАЩЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ЗАЧЕТОМ

1.1. Верховный Суд РФ вводит понятие «активного» и «пассивного» обязательства, прекращаемых зачетом, и устанавливает требования к «активному» обязательству, способному к зачету

Активное – это обязательство, кредитором по которому является лицо, которое изъявляет свою волю на зачет (обязательство адресата уведомления о зачете встречных требованием перед его отправителем).

Пассивное – встречное обязательство (обязательство инициатора зачета перед его адресатом).

В пункте 13 комментируемого постановления Пленума ВС РФ содержится важное уточнение положений ст. 410 ГК РФ, согласно которому, требования указанной статьи
о том, что зачетом может быть прекращено только требование, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования, распространяется только на активное требование.

Пример: Сетевая организация имеет перед гарантирующим поставщиком задолженность по оплате электроэнергии, приобретаемой в целях компенсации потерь
в электрических сетях (крайний срок оплаты которой наступил 18.05.2020).

Гарантирующий поставщик 01.06.2020 направляет сетевой организации уведомление о зачете указанным требованием долга по требованию сетевой организации к гарантирующему поставщику по оплате услуг по передаче электрической энергии за май 2020 года (крайний срок оплаты которой в соответствии с условиями договора – 20.06.2020).

То есть, на момент направления уведомления о зачете встречных требований крайний срок исполнения обязательств Сетевой организации перед Гарантирующим поставщиком (активное обязательство) наступил, а срок исполнения обязательства Гарантирующего поставщика перед Сетевой организацией (пассивное обязательство) – нет.

Согласно позиции Верховного Суда РФ, такой зачет правомерен, так как имеет значение только наступление срока исполнения активного обязательства. В свою очередь, обратная ситуация: направление подобного уведомления сетевой организацией – недопустимо, так как в этом случае активным становится еще неспособное к зачету обязательство.

Подобная позиция уже высказывалась арбитражными судами в рамках отдельных споров (пример: Определение ВС РФ от 22.05.17 № 305-ЭС16-20779, Постановление 15 ААС по делу № А32-13096/12), но не имела соответствующего подкрепления в правовых позициях Пленума ВС РФ.

Важно! Указанное разъяснение относится только к случаям зачета по заявлению одной из сторон встречных обязательств. Соглашением о зачете могут быть прекращены обязательства даже в случае если срок исполнения обоих из них не наступил.

1.2. Допускаются исключения из принципа тождественности субъектного состава обязательств, прекращаемых зачетом в случаях, когда договором или законом допускается исполнение одного из зачитываемых обязательств третьим лицом

В пункте 11 комментируемого постановления Пленума ВС РФ участникам гражданских правоотношений напомнили о том, что соблюдение критерия «встречности требований» для зачета в соответствии с положением ст. 410 ГК РФ предполагает, что кредитор по активному требованию является должником по пассивному требованию.

Однако, в случаях, предусмотренных законом или договором, зачетом могут быть прекращены требования, не являющиеся встречными, (см. п. 4 ст. 313 ГК РФ).

Пример: Территориальная сетевая организация имеет перед гарантирующим поставщиком просроченную задолженность по оплате электроэнергии, приобретаемой в целях компенсации потерь в электрических сетях.

В соответствии с п. 2 ст. 313 ГК РФ, указанное обязательство после истечения крайнего срока его исполнения может быть исполнено третьим лицом, а гарантирующий поставщик не вправе отказать в принятии этого исполнения.

В таком случае эту задолженность может погасить сетевая организация – котлодержатель, например, направив гарантирующему поставщику уведомление о зачете требования по оплате услуг по передаче электрической энергии в рамках договора, заключенного между котлодержателем и гарантирующим поставщиком (если срок исполнения этого активного обязательства наступил).

Таким образом, будут прекращены зачетом обязательства:

  • ТСО перед ГП (по оплате потерь);
  • обязательство ГП перед котлодержателем (по оплате услуг по передаче электрической энергии).

В этом случае котлодержатель по правилам п. 5 ст. 313 ГК РФ приобретает соответствующее право требования к ТСО (которое впоследствии также вправе прекратить зачетом, например, в порядке оплаты услуг по передаче электроэнергии по договору между сетевыми организациями).

1.3. Срок исполнения обязательств, прекращаемых зачётом, связывается не с датой направления или получения уведомления о зачете, а с моментом наступления срока исполнения таких обязательств

Сохраняется правило о сроке исполнения обязательств зачетом, ранее содержавшееся в пункте 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65, Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2018). В пункте 15 комментируемого постановления Пленума ВС РФ уточнена лишь формулировка этого правила.

Встречные обязательства считаются прекращенными зачетом в размере наименьшего из них не с момента получения заявления о зачете соответствующей стороной, а с момента, в который обязательства стали способными к зачету (статья 410 ГК РФ).

Например, если срок исполнения активного и пассивного требований наступил до заявления о зачете, то обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения обязательства (или возможности досрочного исполнения пассивного обязательства), который наступил позднее, независимо от дня получения заявления о зачете.

Важно! Кроме того, в указанном пункте Верховный Суд РФ напоминает о возможности начисления штрафных санкций в связи с несвоевременным исполнением одного из встречных обязательств, срок исполнения которого наступил ранее срока исполнения второго обязательства.

1.4. Факт последующего обращения стороны обязательства в суд с иском по требованию, прекращенному зачетом, не лишает зачет силы

Согласно п. 19 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, если обязательства были прекращены зачетом, однако одна из сторон обратилась в суд с иском об исполнении прекращенного обязательства либо о взыскании убытков или иных санкций в связи с ненадлежащим исполнением или неисполнением обязательства, ответчик вправе заявить о состоявшемся зачете в возражении на иск.

Таким образом, в случае, если сторона обязательства, которая направила уведомление о зачете, впоследствии обратилась в суд с требованием, вытекающем из обязательства, упомянутого в уведомлении о зачете, это уведомление не утрачивает юридической силы и ответчик вправе ссылаться на его действительность.

1.5. Верховный Суд разрешил зачет в порядке ст. 410 ГК РФ после предъявления иска

Отменяется ранее действовавшее правило п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65: Обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете. В этом случае зачет может быть произведен при рассмотрении встречного иска, который принимается судом на основании п. 1 ч. 3 ст. 110 АПК РФ.

Согласно новым правилам, содержащимся п. 19 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, обязательства могут быть прекращены зачетом после предъявления иска по одному из требований. В этом случае сторона по своему усмотрению вправе заявить о зачете как во встречном иске так и в возражении на иск, юридические и фактические основания которых исследуются судом равным образом.

В частности, также после предъявления иска ответчик вправе направить истцу заявление о зачете и указать в возражении на иск на прекращение требования, по которому предъявлен иск, зачетом.

1.6. Верховный Суд разрешил зачет в порядке ст. 410 ГК РФ по вступившим в силу судебным актам без возбуждения исполнительного производства

Согласно ч. 1 ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель производит зачет встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства, за исключением случаев, установленных законодательством РФ.

Ранее указанное законоположение неоднократно ошибочно толковалось как ограничение на проведение зачета встречных требований, подтвержденных вступившими в силу судебными актами.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11.03.2020 № 305-ЭС19-22240 по делу № А40-251034/2015:

— «Исходя из буквального толкования указанной нормы, ее положения определяют порядок проведения зачета требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства, но не устанавливают запрет на осуществление зачета в случае, когда исполнительное производство по судебному акту не возбуждено.

Таким образом, ошибочным является вывод судов о недопустимости осуществления зачета без возбуждения исполнительного производства по делу со ссылкой на статью 88.1 Закона об исполнительном производстве».

В пункте 20 комментируемого постановления Пленума ВС РФ содержится разъяснение о том, что зачет является допустимым и после вступления в законную силу судебных актов, подтвердивших наличие и размер соответствующих обязательств сторон, но без возбуждения по одному или обоим судебным актам исполнительного производства, а также после вступления в законную силу судебного акта по одному требованию и при отсутствии возражений должника по другому требованию.

1.7. Верховный Суд РФ разрешил согласование «автоматического» зачета по соглашению сторон

Согласно п. 21 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, стороны вправе согласовать порядок прекращения их встречных требований, отличный от предусмотренного ст. 410 ГК РФ, например, установив их автоматическое прекращение, не требующее заявления одной из сторон, либо предусмотрев, что совершение зачета посредством одностороннего волеизъявления невозможно и обязательства могут быть прекращены при наличии волеизъявления всех сторон договора, то есть по соглашению между ними.

Данное разъяснение применимо для взаимоотношений гарантирующего поставщика в рамках длящихся взаимоотношений, например, с сетевыми организациями, или поставщиками иных коммунальных ресурсов для нужд гарантирующего поставщика.

С такими лицами допустимо заключение соглашения о постоянном автоматическом зачете встречных требований «месяц к месяцу» (например, потери – услуги, вода – электричество и т.д.).

 

II. ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ПРЕКРАЩЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НОВАЦИЕЙ

2.1. Соглашение сторон, уточняющее или определяющее размер долга и (или) срок исполнения обязательства без изменения предмета и основания возникновения обязательства, само по себе новацией не является, но при этом допускается замена денежного обязательства, вытекающего из обязанности произвести оплату товара, работы, услуги, заемным обязательством

Так, согласно п. 22 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, обязательство прекращается новацией, если воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством (ст. 414 ГК РФ).

Новация имеет место, если стороны согласовали новый предмет и (или) основание обязательства. Соглашение о замене первоначального обязательства другим может быть сформулировано, в частности, путем указания на обязанность должника предоставить только новое исполнение и (или) право кредитора потребовать только такое исполнение.

Соглашение сторон, уточняющее или определяющее размер долга и (или) срок исполнения обязательства без изменения предмета и основания возникновения обязательства, само по себе новацией не является.

При этом, в пункте 24 постановления Пленума ВС РФ содержится уточнение о том, что по соглашению сторон долг, возникший из договоров купли-продажи, аренды или иного основания, включая обязательства из неосновательного обогащения, причинения вреда имуществу или возврата полученного по недействительной сделке, может быть заменен заемным обязательством (п. 1 ст. 818 ГК РФ).

Таким образом, допускается новация задолженности по договору энергоснабжения (купли-продажи электрической энергии) в заемное обязательство при условии правильного формулировании условий соглашения о новации.

2.2. Соглашение о новации прекращает дополнительные требования, вытекающие из основного обязательства, прекращаемого новацией

Согласно п. 25 постановления Пленума ВС РФ, если иное не предусмотрено соглашением о новации, с момента заключения такого соглашения прекращаются дополнительные требования, включая обязанность уплатить за предшествовавший заключению указанного соглашения период неустойку, начисленную в связи с просрочкой исполнения должником первоначального обязательства (п. 2 ст. 414 ГК РФ).

Важно! Учитывая изложенное при заключении соглашения о новации задолженности, например, по договору энергоснабжения, заемным обязательством, важно четко указывать на сохранение обязанности по оплате законной (договорной) неустойки, начисленной по состоянию на момент заключения такого соглашения.

2.3. Предоставленные третьим лицом меры обеспечения исполнения обязательства, прекращаемого новацией, прекращаются вместе с этим обязательством, если иное не установлено соглашением с лицом, предоставившим соответствующее обеспечение

Согласно п. 26 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, если в обеспечение первоначального обязательства было выдано поручительство или предоставлен залог лицом, не являющимся должником по этому обязательству, то в результате новации указанные обеспечения прекращаются (п. 1 ст. 335, п. 1 ст. 367 ГК РФ).

Обеспечения, выданные третьими лицами, сохраняются в отношении возникшего обязательства в том случае, если поручитель или залогодатель прямо выразили согласие на их сохранение, в том числе заранее, до заключения соглашения о новации.

 

III. ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ПРОЩЕНИИ ДОЛГА

3.1. Прощение долга не должно прикрывать собой дарение, запрещенное в отношения между коммерческими организациями

Согласно п. 31 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника.

Об отсутствии такого намерения могут свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству (например, признанием долга, отсрочкой платежа по другому обязательству, досудебным погашением спорного долга в непрощенной части и т.п.), достижение кредитором иного экономического интереса, прямо не связанного с прощением долга, и т.п.

Таким образом, любой случай прощения долга должен подразумевать встречное исполнение (выгоду кредитора). При этом, должнику, чей долг прощается, следует обеспечить документальное подтверждение предоставления такой выгоды для защиты от потенциальных недобросовестных притязаний кредитора, либо контролирующих его лиц (письма, соглашения, меморандумы, фиксирующие факт «небезвозмездного» прощения долга).

3.2. Отказ от иска не является прощением долга и не прекращает обязательство, исполнение которого было предметом иска

Согласно п. 35 постановления Пленума ВС РФ, отказ от иска или части исковых требований по спору об исполнении обязательства сам по себе не означает прощение долга и не влечет прекращения обязательства (ст. 39 ГПК РФ, ст. 49 АПК РФ, ст. 415 ГК РФ).

Указанное означает, что негласные договоренности об отказе иска не влекут прекращения права кредитора впоследствии требовать исполнения обязательства должника, в том числе, предъявлять соответствующее требование к зачету, что может поставить должника в уязвимое положение в случае недобросовестных действий кредитора.

 

IV. ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА О ПРЕКРАЩЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В СВЯЗИ С ЛИКВИДАЦИЕЙ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

4.1. Верховный Суд РФ напоминает о том, что участники ликвидированного юридического лица и его кредиторы не обладают безусловным правом требовать исполнения по обязательствам перед ним.

В пункте 41 постановления Пленума ВС РФ содержится напоминание о том, что участники ликвидированного юридического лица, равно как и его кредиторы, не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями юридического лица к его должникам, в частности с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров и т.п. В этом случае следует руководствоваться положениями пункта 52 статьи 64 ГК РФ, устанавливающего процедуру распределения обнаруженного обязательственного требования.

 

V. ВЫВОД

Из приведенных положений постановления Пленума ВС РФ участникам рынка следует обратить особое внимание на разъяснения, касающиеся прекращения обязательств зачётом, так как именно эта форма исполнения обязательств распространена в правоотношениях субъектов рынка: сетевых организаций, поставщиков и потребителей электроэнергии.

В первую очередь это касается изменения уже давно устоявшегося правила о недопустимости одностороннего зачета по требованию, являющемуся предметом иска, рассматриваемого судом. Данное правило с одной стороны упрощает взаиморасчеты по бесспорным требованиям, например сетевых организаций и гарантирующих поставщиков (зачеты «услуги-потери), но с другой стороны «развязывает руки» недобросовестным субъектам рынка, любой ценой затягивающим рассмотрение дела в суде. Особенно, когда речь идет о зачетах спорной задолженности, возникшей в различные периоды, ведь суд, будучи связанным обязанностью проверять обоснованность требований, предъявленных к зачету, будет вынужден оценивать дополнительные доказательства, представленные недобросовестной стороной спора исключительно в целях затягивания процесса.

Не менее важными представляются изменения, касающиеся введения в оборот понятий «активного» и «пассивного» обязательства в зачете и разъяснения порядка зачета требований, подтвержденных вступившим в законную силу судебным актом, снимающие правовую неопределенность в вопросе допустимости досрочного прекращения обязательств зачетом и в вопросе толкования положений статьи 88.1 Закона об исполнительном производстве.

Интересной и полезной новеллой выглядит разрешение заключать соглашения об «автоматическом» зачете, упрощающий документооборот участников длящихся взаимоотношений и сокращающий расчеты деньгами.

Также следует обратить внимание на разъяснения такого основания прекращения обязательств как новация. Важным являются разъяснения о формулировании условий соглашения о новации, следование которым позволит избежать возникновения рисков для участников взаимоотношений, особенно в части прекращения дополнительных обязательств.

Разумеется, очень полезны разъяснения о прощении долга, особенно в части разграничения прощения долга и дарения (первое предполагает предоставление встречного исполнения, а второе – нет). Также важен акцент, сделанный Верховным Судом РФ на то, что отказ от иска не может рассматриваться в качестве прощения долга.

В целом разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.2020 № 6, являются конкретными, достаточно новаторскими и рекомендуются к обязательному изучению юристам отрасли.