А.Шафир. Энергетические ресурсы как объект энергетических отношений

В своей статье автор исследует существо энергетических отношений, последовательно аргументирует отнесение энергетических ресурсов (а не собственно энергии) к объекту данных отношений, обосновывает целесообразность развития энергетического права с учетом именно такой концепции.

 

В литературе отмечалось, что понятия энергетические отношения, энергетические услуги, энергетическое законодательство, энергетическое право и даже энергия права, вошли в оборот современной юридической науки. Сегодня практически общепризнанно, что энергия стала глобальным товаром, а энергетический рынок в ряде отношений стал подобен рынку финансовому[1]. Энергоснабжение – это не частная услуга, о которой говорит Гражданский кодекс РФ, это услуга, которая предоставляется всему обществу, является общесоциальной и общеэкономической[2]. В этой связи в литературе ставится вопрос о рассмотрении энергии в качестве особого публичного объекта гражданско-правового регулирования[3].

Рынок энергии складывается в процессе функционирования топливно-энергетического комплекса страны (ТЭК) как системы связанных энергетических отраслей, предприятий и организаций, имеющих в своей основе единство выполняемых ими функций по поиску, разведке, добыче (производству), переработке, преобразованию, хранению, транспортированию, распределению и потреблению энергоносителей и энергетических ресурсов, с целью обеспечения потребностей населения и экономики страны энергетическими ресурсами. ТЭК – приоритетная отрасль народного хозяйства, важнейший элемент экономики, является экономическим интегратором страны[4].

Являющиеся продукцией электроэнергетики, атомной и топливной промышленности, включающей нефтяную, газовую, сланцевую и торфяную промышленность, энергоресурсы есть не что иное как материальный носитель энергии, переводимой в составляемых в процессе планирования деятельности субъектов ТЭК топливно-энергетических балансах в условное топливо как единицу измерения количества энергии в конкретном энергоресурсе[5]. В литературе обращалось внимание на то, что именно энергоресурсы, представляющие собой носители различного вида энергии, определяют специфику общественных отношений, предметом которых является энергия[6].

В теории и практике энергетику рассматривают по крайней мере в двух аспектах: во-первых, как сам природный потенциал, во-вторых, как средство для преобразования природного потенциала в потребительский продукт. Энергетические отношения, предметом которых является непосредственно энергия, лежат в основе теории «энергоподхода», изучающего характер и формы непосредственного воздействия энергии как природного потенциала на явления общественной жизни, включая право. В то же время, отношения по производству, снабжению и потреблению энергоресурсов можно охарактеризовать как экономические энергетические отношения[7].

Именно по поводу этих отношений, учитывая особенности производства, технологического процесса снабжения и потребления энергии, в литературе был сделан вывод, что рынок электрической и иной энергии функционирует в системах единых энергетических сетей (магистральных газовых и нефтяных трубопроводов, водопроводов), по каждому объекту правоотношений образуя единое рыночное пространство (электрическая энергия, атомная энергия, тепловая энергия, газ, нефть и так далее)[8].

Между тем, имеются теоретические и практические основания утверждать, что единое рыночное, точнее, экономическое пространство возникает и функционирует в рамках топливно-энергетического комплекса страны в целом и основой для этого является энергия как единый эквивалент всей продукции ТЭК, обладающей общей потребительной стоимостью – свойством энергоносителя – способностью совершать работу при получении-потреблении содержащейся в энергоресурсе энергии ее получателем. В связи с этим единое рыночное пространство охватывает не только отрасли ТЭК, функционирующие в системах единых энергетических сетей, но и все иные отрасли народного хозяйства, где предметом передачи потребителю является не сам по себе ресурс как материально-вещественная форма, а содержащаяся в ресурсе энергия, ее работа[9].

Принципиальное отличие продукции ТЭК от продукции других отраслей народного хозяйства заключается в том, что в последних отношения с потребителями складываются по поводу передачи продукции, а в ТЭК – по поводу ее работы, которую содержащаяся в продукции ТЭК – энергоресурсе – энергия производит в момент ее потребления. П.Г. Лахно писал, что, будучи потребленной, энергия прекращает свое существование, вернее, преобразуется, превращаясь в работу машин, свет, тепло и др. явления, энергия – это запас работы[10].

Производственный цикл субъектов ТЭК по производству ресурсов распространяется на сферу потребления субъектов хозяйствования, приобретающих эту продукцию. Степень такого распространения является большей (в отношениях по снабжению через присоединенную сеть, где между производством и потреблением имеется непосредственная взаимосвязь в форме физических цепей[11]) или меньшей (в отношениях по поставке энергоресурсов, где отмеченной прямой взаимосвязи как таковой нет). Но, – и это главное, – в том и другом случае имеет место распространение отношений по передаче производителем энергоресурсов на сферу их потребления в силу того, что именно энергия, а не сам передаваемый энергоресурс, является предметом взаимоотношений сторон. Энергию, как получаемую в результате передачи энергоресурса работу (в отличие от получения самого ресурса в материально-вещественной форме), можно только потреблять.

Свое внешнее выражение отмеченная объективная специфика ТЭК находит в составляемых в отрасли топливно-энергетических балансах, которые можно охарактеризовать в качестве экономико-правовой формы организации и регламентации технико-технологического процесса перехода энергоресурса как материальной формы в энергию как работу. Топливно-энергетические балансы, в свою очередь, являются основой формирования энергофондов тех или иных субъектов хозяйствования, причем, тот факт, что энергетические балансы составляются на предприятиях не только ТЭК, но также и других отраслей народного хозяйства – потребителей энергоресурсов, только подтверждает отмеченную выше связь производства и потребления энергоресурсов.

В законодательстве отмеченные выше объективные особенности снабжения энергоресурсами получили достаточно четкое выражение применительно к характеристике электроэнергии. Современное легальное определение электрической энергии как товара особого рода дается в Федеральном законе «Об электроэнергетике», где в ст. 3 «Определение основных понятий» при характеристике оптового рынка электрической энергии (мощности) сказано, что это сфера обращения особого товара – электрической энергии (мощности) в рамках Единой энергетической системы России в границах единого экономического пространства Российской Федерации. Электроэнергетика здесь характеризуется как отрасль экономики Российской Федерации, включающая в себя комплекс экономических отношений, возникающих в процессе производства (в том числе в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии), передачи электрической энергии, оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике, сбыта и потребления электрической энергии с использованием производственных и иных имущественных объектов (в том числе, входящих в Единую энергетическую систему России), принадлежащих на праве собственности или на ином предусмотренном федеральными законами основании субъектам электроэнергетики или иным лицам.

Пункт «и» ст. 71 Конституции РФ, относит «федеральные энергетические системы» (ФЭС) к исключительному ведению Российской Федерации. ФЭС являются: федеральная электроэнергетическая система, федеральная система газоснабжения, федеральные системы нефтеобеспечения и нефтепродуктообеспечения, федеральная система углеобеспечения. Вместе с тем, в имеющейся законодательной базе не раскрывается ни по существу, ни по правовой форме понятие «ФЭС», не определен их состав, равно как и не раскрыто содержание «ведения» органов государственной власти РФ по отношению к этим системам[12].

Содержащееся в законодательстве об электроэнергетике понятие «особый товар» можно распространить не только на электроэнергию, но и тепловую энергию, газ и другие энергоресурсы, оборот которых в границах единого экономического пространства РФ образует сферу обращения энергоресурсов как особого товара. Отношения по производству, передаче, оперативно-диспетчерскому управлению и потреблению энергоресурсов как единый в своей основе комплекс экономических отношений – это, собственно говоря, и есть энергетические отношения, складывающиеся на рынке энергии, т.е. в процессе производства, реализации и потребления энергоресурсов. В отличие от указанных отношений, которые можно при их сравнительной характеристике назвать энергетическими отношениями «в узком смысле слова» (или энергетическими экономическими отношениями), энергетические отношения «в широком смысле слова» можно охарактеризовать как любые отношения, предметом которых является как сама энергия в форме действия, силы, направленной на объекты и явления общественной жизни (теория «энергоподхода»), так и энергоресурсы как материальный носитель энергии.

В юридической литературе С.А. Свирковым обращалось внимание на то, что поскольку право – это проявление политической воли общества и оно устанавливает общеобязательные правила для всех субъектов в связи с их существованием в обществе и выполнением своих социальных задач, именно правовой взгляд на энергию является основополагающей предпосылкой выработки интегрированной концепции научного рассмотрения энергии. Необходимость этого автор видит в достижении социального партнерства всех слоев общества в сфере энергетики и именно на эту цель, по его мнению, должны быть направлены усилия законодателя, правоприменителя и ученых-правоведов[13].

Представляется, однако, что правовой взгляд на энергию и, соответственно, ее научная концепция, зависят от характера и содержания общественных отношений, предметом которых является энергия. Если, скажем, говорить о получившей широкое распространение идее энергоподхода[14] применительно к явлениям общественной жизни, то научная концепция должна отразить формы и методы непосредственного воздействия энергии как силы (мощи) на те или иные общественные явления. Если же речь идет о коммерческом обороте энергии, то, с нашей точки зрения, речь должна идти о разработке научной концепции оборота энергоресурсов как материальных носителей энергии. Энергия как таковая не предопределяет специфику складывающихся по ее поводу отношений, ибо сама она не более, чем явление физического, материального характера, только энергия, вовлеченная в коммерческий оборот в виде энергоресурсов, обусловливает специфику этого оборота и складывающихся в его процессе отношений. На это правильно обращал внимание О.М. Городов, писавший, что специфическим предметом общественных отношений в сфере энергоснабжения являются энергоресурсы как носители различного вида энергии, но не содержащаяся в энергоресурсах энергия как таковая[15].

Общепризнано, что в научный оборот понятие «энергия» было введено древнегреческим философом Аристотелем, который в трактате «Физика» обозначал ее как деятельность человека. Древнекитайская философия считала энергию «ци» фундаментальной субстанцией, лежащей в основе строения Вселенной. В переводе с древнегреческого энергия (ἐνέργεια) означает действие, деятельность, сила, мощь. В то же время, современное понятие энергии характеризует способность тела совершать работу и определяется как физическая величина, являющаяся единой мерой различных форм движения и взаимодействия материи, мерой перехода движения материи из одних форм в другие. Если физическая система является замкнутой, то её энергия сохраняется в этой системе на протяжении времени, в течение которого система будет являться замкнутой, это утверждение носит название закона сохранения энергии[16].

Из изложенного выше понятия энергии и закона ее сохранения применительно к рассматриваемым нами вопросам, можно сделать вывод, что в широком смысле слова отношения по снабжению энергоресурсами как материальными носителями энергии есть по сути дела не что иное как экономико-правовое опосредование процесса перехода (трансформации) энергии из формы энергоресурса в форму работы, использования.

Определения, характеризующие те или иные виды источников энергии и природных ресурсов, содержатся в целом ряде международных договоров, участником или подписавшей стороной в которых является Российская Федерация, в частности в Договоре к Энергетической хартии[17], Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года[18], соглашениях о сотрудничестве в развитии топливно-энергетических комплексов, о совместной разработке топливно-энергетического баланса и других. Содержащиеся здесь понятия «энергетические материалы и продукты», служат основой для описания термина «хозяйственной деятельности в энергетическом секторе», который означает хозяйственную деятельность, относящуюся к разведке, добыче, переработке, производству, хранению, транспортировке по суше, передаче, распределению, торговле, сбыту или продаже энергетических материалов и продуктов или относящуюся к подаче тепла потребителям. В литературе некоторые авторы фактически аналогичным образом дают понятие энергетических ресурсов, а именно, путем прямого перечисления первичных и вторичных источников энергии, причем как исчерпаемых, так и неисчерпаемых, включая сюда нефть, природный газ, уголь, уран, солнечную энергию, энергию ветра, волн, приливов и отливов, гидроэнергетику, биомассу, водородное топливо, геотермальную энергию и электроэнергию[19]. В то же время, для характеристики понятия энергоресурсов как предмета экономических энергетических отношений, складывающихся в ТЭК, изложенный подход представляется непродуктивным в силу излишней в данном случае широты и неопределенности.

Понятия энергоресурс и энергия характеризуют взаимодействие материи и движения. Энергоресурс – это материальное тело, а энергия – мера потенциальной способности этого тела совершать работу, мера перехода энергоресурса как материи в работу, движение. Используемое при составлении топливно-энергетических балансов понятие «условное топливо» как физическая мера приведения различных видов энергоресурсов в единый эквивалент содержащейся в них энергии – есть количественное определение величины объема физического перехода, трансформации энергоресурса в энергию.

Указанная трансформация лежит в основе единого экономического, рыночного пространства всех отраслей ТЭК, складывающегося как результат взаимоотношений по производству, передаче и потреблению энергоресурсов, причем, независимо от того, имеет место снабжение энергоресурсами через присоединенную сеть или энергоресурсы поставляются отдельными партиями вне сети. Те или иные особенности процесса перехода энергоресурсов от производителя к потребителю предопределяют, в конечном счете, специфику всей цепочки общественных взаимосвязей по их поводу – технико-технологических, экономических и правовых. На стадии правоотношений происходит типовое и видовое разграничение договорно-правовых форм, опосредствующих снабжение потребителей материальными носителями энергии – энергоресурсами, в основном, это два договорных типа – поставки и снабжения через присоединенную сеть.

Важно отметить, что в рамках указанного выше единого рыночного пространства речь идет об использовании потребителем ресурса именно как носителя энергии, а не иных физических и потребительских, товарных свойств материального ресурса, ибо в последнем случае нет непосредственной взаимосвязи и взаимозависимости между производством и передачей-потреблением энергии. Общая специфика снабжения энергоресурсами заключается, как отмечалось, в том, что это отношения по потреблению энергии, являющиеся, в конечном счете, экономико-правовой формой организации процесса физического перехода потенциальной энергии энергоресурса в движение, энергию его работы в условиях хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства. П.М. Лахно писал, что энергия как средство для преобразования природного потенциала в потребительский продукт, обладает очевидными товарными характеристиками – потребительскими свойствами, стоимостью, способностью к измерению и качеством, что проявляется в процессе потребления энергоресурсов[20].

В процессе хозяйственной деятельности субъектов отраслей ТЭК переход энергии из потенциальной формы энергоресурса в форму движения, выполненной энергией работы осуществляется в рамках технико-технологических взаимосвязей сторон, однако, будучи связями различных субъектов предпринимательства, эти связи приобретают экономический и правовой характер[21]. Именно в этом смысле применима формулировка об экономико-правовом опосредовании перехода энергии из одной формы в другую. В экономической деятельности субъектов это есть не что иное как процесс потребления содержащейся в энергоресурсе энергии, или, как отмечалось в литературе применительно к генерации электричества, переход первичных источников энергии (энергоресурсов) во вторичные источники энергии (электроэнергию)[22].

Основной экономический интерес потребителя продукции ТЭК – не энергоресурс как таковой, а содержащаяся в этом ресурсе энергия, работа, производимая ею в процессе использования,по поводу которой складываются в конечном счете взаимоотношения субъектов ТЭК с субъектами, потребляющими его продукцию.

В сформулированном нами определении, однако, заложена возможность для смешения понятий работы передаваемой энергии и работы субъекта ТЭК по производству и передаче энергии. Так, деятельность электростанций по преобразованию механической энергии в электрическую привела еще в 1924 году М.М. Агаркова к идее о подрядном характере отношений по электроснабжению на том основании, что электрическая станция обязуется не передать потребителю какое-либо имущество, а обязуется совершить работу, необходимую для доставления потребителю энергии.

Однако, работа энергии, содержащейся в энергоресурсе, и работа генерирующей организации по производству и передаче энергии – это качественно разные понятия, первое – физическое, второе – экономическое. Не приходится говорить о подрядном характере деятельности генерирующих организаций, ибо, если они и выполняют работу по доставке энергии потребителю, то это в данном случае внутрипроизводственный процесс, а суть их экономической деятельности как субъекта взаимоотношений с потребителем состоит в обеспечении передачи энергоресурса как имущества и потребления содержащейся в ней энергии. Другой вопрос, что этим имуществом получатель владеть практически не может, а только потребляет энергию, тем не менее, это не делает отношения по энергоснабжению подрядными.

Надо отметить и тот факт, что в Основах гражданского законодательства 1991 года, где правила энергоснабжения впервые были установлены на уровне закона, договор назывался – договор о снабжении энергетическими и иными ресурсами через присоединенную сеть (ст. 84), но затем его заменили на договор энергоснабжения. В литературе такое переименование объясняли тем, что объектом рассматриваемого договора все-таки являются не энергоресурсы, а энергия, ее качественные и количественные характеристики[23].

В то же время, с нашей точки зрения, именно содержавшееся в Основах название договора наиболее соответствовало его сути и природе опосредуемых им экономических отношений, которыми являются именно отношения по снабжению энергетическими ресурсами как носителями энергии, но никак не отношения по передаче самой энергии вне их материального носителя.

Особенности энергии во многом предопределили необходимость самостоятельного регулирования энергетических отношений, включающих весь комплекс проблем, связанных с превращением энергии природных ресурсов во блага Человечества. Встраивание энергии в понятийную систему, предназначенную для оборота вещей, и неспособность энергии соотноситься с категорией вещей отражает несоответствие между теоретическими положениями гражданского права и фактическими отношениями по поводу товара особого рода – энергии. Это дает основание говорить об энергии (точнее, об отношениях, связанных с энергией) как о самостоятельном объекте (предмете) энергетического права[24]. Однако, в свете сделанных нами выводов, более правы, скорее, авторы, утверждающие, что сама по себе энергия выходит за рамки юриспруденции, не является предметом энергетических отношений[25]. Ибо, исключительно и только энергоресурсы как материальные носители энергии, а конкретно – силы, мощи, работы, являющиеся результатами ее использования, могут, с нашей точки зрения, быть предметом энергетических отношений и, соответственно, энергетического права (законодательства).



[1] См.: Лахно П.Г. Энергия, энергетика и право // Энергетическое право. 2006. № 1.

[2] Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об электроэнергетике» / Под общ. ред. В.Ю. Синюгина. М.: ЗАО ФИД «Деловой экспресс», 2003. С. 128.

[3] См.: Алексеев С.С. Собственность и право: актуальные проблемы // Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. трудов. Вып. 2. М., Екатеринбург, 2002. С. 70.

[4]См.: Лахно П.Г. Энергетическое право Российской Федерации: Становление и развитие. М.: Издательство Московского университета, 2014. С. 160-161.

[5]Условное топливо – принятая  при технико-экономических расчетах и регламентируемая в нормативах и стандартах единица, служащая для сопоставления тепловой ценности различных видов органического топлива. В отечественной, как и международной практике, принято, что теплотворная способность 1 кг условного топлива равна 7000 ккал/кг. Тонна условного топлива (т.у.т) – пересчет натурального топлива в условное производится по калорийному эквиваленту путем умножения количества натурального топлива на величину отношения низшей теплотворной способности топлива данного вида к теплотворной способности 1 кг условного топлива, т.е. 7000 ккал/кг по специальной формуле. См.: Википедия  https://ru.wikipedia.org/wiki/Условное_топливо.

[6] См.: Городов О.А. Введение в энергетическое право: Учебное пособие. М.: Проспект, 2012. С. 7.

[7] Учитывая, что только производство (генерация) энергоресурсов как таковое непосредственно связано с их потреблением, упомянутые выше поиск, разведка, добыча энергетических ресурсов, как и вся иная деятельность отраслей ТЭК в понятие энергетические отношения не включены и предметом настоящего исследования не являются.

[8] См.: Вавилин Е.В. Организация договорных связей в отношениях по энергоснабжению // Предпринимательское право. 2009. № 1.

[9]В.В. Витрянский отмечал, что суть энергии как специфического товара, составляет ее свойство производить определенную работу. См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. 2-е изд., стер. М.: Статут, 2011. C. 152.

[10]См.: Лахно П.Г. Энергетическое право Российской Федерации: Становление и развитие. С. 97, 140.

[11] Подробнее см.: Шафир А.М. Модель договора на энергоснабжение через присоединенную сеть и специфика опосредствуемых им экономических отношений // Энергетика и право. 2014. № 3. С. 33-42; Энергетика и право. 2014. № 4. С. 43-52.

[12]См.: Вавилин В.Е. Указ. работа.

[13] Свирков С.А. Основные проблемы гражданско-правового регулирования оборота энергии. М ., 2013. С. 1-2.

[14] В соответствии с методологическими подходами, разрабатываемыми в трудах видных советских, российских ученых, энергетику рассматривают как общую систему жизнедеятельности в пространстве российского экоса (от греч. – oikos – дом, жилище, местопребывание), включающего человека и всю среду его обитания: природу, социум и ноосферу. – См., напр.: Венгеров А.Б., Барабашева Н.С. Нормативная система и эффективность общественного производства. М.: Изд. Моск. ун-та, 1985; Щербаков А. Синергетика: информация и биогенез // Философия науки и научно-технической цивилизации. М., 2005. С. 280-293.

[15] См.: О.А. Городов. Указ. работа. С. 11.

[16] Википедия. См.:  https://ru.wikipedia.org/wiki/Энергия.

[17] См.: Договор к Энергетической хартии и связанные с ним документы. Брюссель: Секретариат Энергетической хартии, 2004.

[18] См.: Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 г. // Информационно-правовая система «КонсультантПлюс».

[19]См.: Bradbrook A. Energy Law as an Academic Discipline // Journal of Energy & Natural Resources Law. 1996. Vol. 14. P. 194.

[20]См.: Лахно П.Г. Энергетическое право Российской Федерации: Становление и развитие. С. 94.

[21]«Юридическое отношение, – указывал К. Маркс, – есть волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение. Содержание этого юридического, или волевого, отношения дано самим экономическим отношением». – См.: Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 4.

[22] См.: Лахно П.Г. Энергия, энергетика и право // Энергетическое право. 2006. № 1.

[23] См.: Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды. М., 1999. С. 140-141.

[24] См.: Лахно П.Г. Энергетическое право Российской Федерации. Становление и развитие. С. 33.

[25] См.: Селиверстов С.С. К вопросу о понятии энергетического права // Энергетическое право. 2008. №1. С. 52-58.

 

01 Февраля 2018 года