А. Бороухин. ВАС РФ про Постановление № 1, или Можно ли всё-таки отключать «коммуналку»

Опубликованное недавно Решение Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 сентября 2012 г. № ВАС-9586/12 заставило вновь вернуться к теме, которая уже давно казалась безнадёжно проигранной поставщиками тепловой энергии и газа, — возможности прекращения подачи топливно-энергетических ресурсов предприятиям жилищно-коммунальной сферы.

ВАС РФ рассмотрел вопрос о законности нормы п. 6 Порядка, утверждённого Постановлением Правительства РФ № 1 от 05.01.1998, которая за почти 15 лет своего существования стала одним из наиболее одиозных ограничений прав поставщиков ресурсов в отношении потребителей-неплательщиков. И одиозность эта — следствие не содержания самой нормы, а того беспрецедентно расширительного толкования, которое было ей придано судебной практикой.

Буквальное содержание рассмотренной ВАС нормы достаточно безобидно: она обязывает потребителя, отключаемого за неоплату, обеспечить «по соглашению с энергоснабжающей или газоснабжающей организацией» продолжение передачи ресурсов добросовестным субабонентам, подключённым «к сетям, принадлежащим организации-потребителю». Очевидно, что речь может идти, например, про крупный завод, через сети которого снабжаются близлежащие здания. На практике подобная норма реализовывалась путём установки на сетях ограничивающих устройств, обеспечивающих подачу энергии только в объёме потребления субабонентов и отключавших её при превышении такового.

Однако в дальнейшем правоохранительные органы, а за ними и суды столкнулись с необходимостью выполнения политической задачи — обосновать невозможность отключения предприятий ЖКХ, приводящего к прекращению оказания ими коммунальных услуг, независимо от суммы и периода задолженности таких предприятий. И так получилось, что ничего более подходящего, чем рассматриваемый нами п. 6 Постановления № 1, в законодательстве найти не удалось.

 

Увы, судебная практика поставила социально-политические задачи выше буквального соблюдения закона.  Это привело к формированию целой череды выводов, каждый из которых кратно расширял сферу применения данной нормы, вступая при этом в очевидное противоречие с её буквальным содержанием и изначальным смыслом:

  1. Понятие «абонентов, подключённых к сетям, принадлежащим организации-потребителю» было распространено на граждан — потребителей коммунальных услуг, оказываемых абонентом-должником либо его субабонентами независимо от длины «цепочки» таковых.
  2. Норма стала применяться в случаях, когда ограничивается подача одного ресурса, а поставляется добросовестным потребителям другой (например, котельная сжигает газ и использует электричество для освещения и работы насосов, а поставляет тепловую энергию, — суды стали признавать это достаточным основанием для вывода о незаконности прекращения поставок газа и электричества).
  3. Ответственность за неисполнение установленной в п. 6 обязанности стала возлагаться не на абонента-неплательщика, который прямо поименован в норме как обязанное лицо, а на поставщика ресурсов — кредитора.

Крайняя форма судебной трансформации (не могу даже назвать это толкованием) нормы п. 6 Постановления № 1 нашла своё закрепление в п. 3 Обзора по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (утверждён Президиумом Верховного Суда РФ 01.02.2012). В этом документе ВС РФ допустил ещё и абсолютно вопиющую ошибку, распространив действие Постановления № 1 на отношения по поставке электрической энергии, хотя они были исключены из сферы действия данного нормативного акта ещё в 2006 году в силу прямого указания п. 7  Постановления Правительства РФ от 31.08.2006 № 530.

Сложившаяся практика применения Постановления № 1, в совокупности с позднейшими новеллами в нормативном регулировании ЖКХ (не менее одиозный п. 8 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 № 307), привели к выводу о фактической невозможности ограничения или прекращения подачи тепловой энергии и газа «коммунальным» потребителям, будь то исполнители коммунальных услуг (управляющие организации, ТСЖ, ЖСК), или владельцы котельных, объектов водоканала и т.п.

Может ли недавнее Решение ВАС РФ что-то изменить в этом выводе? С одной стороны, решение отказное, и оспариваемая норма признана законной. С другой — в нём содержится очень важный вывод, который способен изменить практику арбитражных судов по спорам, связанным с прекращением подачи ресурсов: «Инициатива заключения такого соглашения [о подаче ресурсов добросовестным субабонентам] и ответственность за необеспечение подачи добросовестным абонентам топливно-энергетических ресурсов в данном случае лежит на организации-потребителе, как располагающей сведениями о таких абонентах и их численности.» Иными словами, отключать нельзя, но обеспечить реализацию этого запрета и нести ответственность за его несоблюдение должен только абонент-неплательщик.

Увы, вряд ли это позволит на практике вновь начать дисциплинировать недобросовестных потребителей методом закручивания задвижек.

Во-первых, практика судов общей юрисдикции не склонна следовать выводам арбитражных судов, тем более при наличии прямо противоположного подхода в обзоре, утверждённом ВС РФ. А шансы, что претензии по поводу отключений будут рассматриваться именно в общей юрисдикции, крайне высоки — туда попадают и иски граждан, и требования прокуратуры «в интересах неопределённого круга потребителей», и ряд административных споров.

Во-вторых, нельзя списывать со счетов специальные нормы жилищного законодательства, в настоящее время представленные пунктом 29 Правил, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 14.02.2012 № 124 и пунктами 121-122 Правил, утверждённых Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354. Представляется, что эти нормы полностью исключают возможность приостановления подачи ресурсов на весь многоквартирный дом, пока в нём остаётся хоть один добросовестный плательщик. И не вызывает сомнения, что судебная практика, как это произошло и с рассматриваемым пунктом Постановления № 1, распространит их на ситуации с цепочкой перепродавцов и с подачей одного ресурса для целей производства другого.

P.S. Необходимое пояснение во избежание возмущённых комментариев. Я отнюдь не являюсь сторонником вымораживания целых домов за долги недобросовестной управляющей организации или ТСЖ. Есть гораздо более гуманные и цивилизованные способы решения проблемы.

Но в текущей ситуации в России, когда деятельность исполнителей коммунальных услуг фактически не обеспечена никакими гарантиями, а собственники квартир ни в какой ситуации не несут ответственности за собственный выбор формы управления домом, управляющей организации или ТСЖ, за адекватность установленных тарифов на содержание и ремонт реальным затратам, — в этих условиях само существование механизма прекращения подачи ресурсов могло бы стать мощнейшим дисциплинирующим фактором для всей отрасли.

Пока же, увы, ситуация для кредитора УО/ТСЖ выглядит так: »не отключить, существенную неустойку за просрочку не взыскать, гарантий не потребовать, при банкротстве старой УО/ТСЖ всё начинаем с чистого листа со списанием старых долгов, в заключении нового договора не отказать». При всём этом рассчитывать на разрешение многолетнего кризиса неплатежей в «коммуналке», естественно, не приходится. А вот предметом повышенного интереса откровенных мошенников, ставящих своей целью собрать максимум денег с жильцов, не перечисляя их поставщикам ресурсов, данная сфера будет оставаться наверняка.

Источник: http://borouhin.com/posts/326

03 Октября 2012 года